?

Log in

No account? Create an account
Валерий Суриков,surikovvv
Приложение к статье « О черновом наброске В. Путина по национальному вопросу» 
27-янв-2012 09:42 am

   - Решение  проблемы видится  М.Ремизову   в  следующей  форме  (  в  такой  форме  должен,  следовательно,  сработать   принцип  дополнительности):  «мы (государство) должны вновь создать гравитацию русской идентичности.  Если будет сильная гравитация русской идентичности, то хорошо будет и тем, кто верит в имперский проект, и тем, кто верит в проект европейского секулярного классического национального государства.»

- Прекрасная   мысль!  И  она  становится  еще  более   прекрасной,  если  говорить  не  о  том,  чтобы  создать,  а  о  том,  чтобы   активировать гравитацию русской идентичности.  И  именно  об  активации  он,  по  существу,   далее  и  ведет   речь:    мы  не можем   воздействовать  «на эту гравитацию русской идентичности, если мы обнуляем русскую историю»   Обнуляя  нашу   историю, «мы обнуляем нашу волю быть русскими»-  «если верить негативистской историософии некоторых националистов, это значит, что никакого наследства по праву у нас нет».  

 -   Само   это   стремление  к  какому-то  чистому  национализму,  это  ортодоксальное   «или-или»: или  страна  для  народа  или  народ  для  страны -  или  Россия  для  русских  или  русские  для  России   представляется   в лучшем  случае  крайне  наивным.

       Форма  для  содержания,  а  не  содержание  для  формы...  Можно,  конечно,  согласиться   с    определенным     умалением  одного  в  пользу   другого   -  с  определенным,  чисто  тактическим  смещением   равновесия в  связке  форма -  содержание  (Россия – русские)  как  в   ту,  так  и  в  другую   сторону.    Но  как,  кроме  наивного  заблуждения   можно  принимать  призыв « выйти за пределы национал-патриотизма»,  когда   государство  есть    всего  лишь  оптимальная   форма  существование  нации….

    Разве  не  очевидно,  что сколько  бы  мы   не  взвинчивали  роль  содержания,  оно   не  избавится  от  своего   главного  недостатка   -  в  чем-то  содержаться,   оно   просто  исчезнет  вместе  с  дезавуированной   формой   (русские  вместе  с Россией).   Разве  не    очевидно,  что   ректификация  русского   национализма   неизбежно   загонит  русское  национальное  движение   в   разряд    местечковых  сект. 

 -   Есть  определенное   качество,  содержание  - русская  нация.   Не   только  она   сама   постоянно развивается   -  меняется   и  ее  форма.  Века  она   пребывала  в  форме   неклассической   империи,  и  это  не  могло  не  повлиять   на  ее  содержание.   Резкий  перелив  в  другую  форму ( в  форму европейского  национального   государства  )  уничтожит     исторически набранное       содержание.   Это  очевидно. Значит,   нужно  не  механическое  переливание,  а   всего  лишь    модернизация  формы  -  приведение  ее  в  соответствие  с  содержанием.  За имперское  и  советское  время    благодаря    некласичности    формы  (русские  -   как  народ- нянька  )  как  раз и  сложилась  специфическое качество  русской   нации. И  глупо   уничтожать  это  достижение  мирового  уровня  и  значимости  легкомысленными  переливаниями….  Нужно  добиться  всего  лишь  соответствия,   привести  его  в норму.  Через   разумное  и  сориентированное  на  национальные  интересы   управление,  о  котором  говорит,  например,  А.  Кобяков  и  которое  (  а  не   надуманную  проблему  нация -  империя)  он  считает  главной  проблемой. 

  - Чистый   -  кровяной,  черепной,  если   угодно,  -   национализм    столь  же  наивен  как крайний,  ошалелый суперпатриотизм,  очищенный  от  национального и выстроенный  на основе  какой-нибудь  сверхновой  российской   идентичности. И  если  уж  выстраивать  концепцию  с  использованием   двух  этих  экстремистских состояний,  то   исходить  лучше  из  того,  что обе  эти идеологии  всегда  существовали  как  компоненты  некоторой   средней   идеологии.  Менялось  лишь  соотношение  между  этими  компонентами.   И оно  было, в  разное  время  по- разному,  но   всегда жестко,  смещено пока в  сторону «русские   для  России».  На  этом  смещении,   на  этой     устоявшейся   маскировке интересов    опорной  нации  под  интересы  собственно  государственные,  и   выстраивалась  великая  империя,  великая  страна,  великая  цивилизация….

  Но  она   выстроена  и  сегодня  просто необходимо  обнажить  и представить  фундамент   этого  строительства.

  Если  подойти  с  таких  позиций,  то  становится  понятным  и    главный   вопрос   современного  русского национализма. Это  отнюдь  не ректификация  его,  а  существенное   СМЕЩЕНИЕ того самого равновесия  в  пользу «  Россия  для  русских.  Смещение,  но  не  полный  отказ  от  идеологемы  «русские  для  России».

   Понятно и   с  чем  связана необходимость  смещения.  Русские как  были  так  и  остаются   стержнем  России. Но  если  в  условиях  монархической  власти, практически  полного  господства   христианства   и полной  территориально-административной  однородности  русские   с  допустимым  ущербом  для    себя  могли  нести  это   тяжелейшего    бремя -  государствообразующая  нация, - то  в  условиях  демократизированного  управления государством,  реальной  многоконфессиональности,   федеративного  устроения и  современной интенсивности   информационных,  денежных   и  людских  потоков   миссия   «русские  для России»   без,   в  той  или  иной   форме, национального  обособления русских в  России      становится     все  более  разрушительной  для  русской,  а  следовательно  и для    российской     идентичности…  

 Очевидно,  что  в   такой  постановке  национальные   интересы  не находятся  в  противоречии  с  государственными,    понятие  нация   легко  уживается  с понятием  империя.   Таким  образом  поставленная   задача,  перестает  быть  в противоречии      с  историей русского  национализма,  с    российской  государственной,  культурной,  религиозной  традицией.   А  следовательно,   предельно  расширяются   те  сферы, в которых эта  задача   может  получить  широкую  поддержку,    открываются    исключительные  возможности    как для    продолжения    миссии  русских  в качестве  государствообразующей  нации  России,   так  и  для   процветания   самих  русских,  как    собственно этнической   сущности.

 - Понятно,  что  либерала     высокой   степени   очистки,   такого,  как  президент  Медведев,  да,  собственно,   любого,   прошедшего   через   перегонный  аппарат  господина  Собчака, под  названием «юрфак  ЛГУ»,   невозможно   убедить  в  том,  что  Россия,  скажем,  не  просто   тупо-лениво      отстает   от  благословенного Запада,   а    уже  второе   тысячелетие  идет   каким-то  своим, неведомым  для   Запада   путем;  что    для  нее  возможна  какая-то  иная,  в  конце концов   спасительная    и  для   самого   Запада   модернизация….   Точно   также  и  русский  националист,  увязший в    либерализме  западного  образца  и  ставший   национал-  демократом, похоже,  скорей,  ливийского  лидера  признает  светочем   демократии,  чем  согласится      с  тем,  что   и  национализм  в России   может  быть  особым,  не вмещающимся   в   столь  популярную   ныне двухячеечную  классификацию.

     - Исповедуемое  чистыми  националистами   убеждение,  что   Россия   еще  и  не  приступала  к  национальному   строительству,    есть   трагическое   заблуждение. И  не  только  потому,  что  создание   нации в  пробирке(  или  в  неком  национальном  движении,  что  одно  и тоже) - задача  из  числа  сугубо  условных.  Нации  все-таки,  как  и  государства,   формируются   в  грандиозных   исторических  катаклизмах  -  нет  другой   среды   для  их  образования.  Россия, конечно  же,  прошла   стадию  национального  строительства   и  совершенно  уникальную  стадию.  Но  нация  получилась  отнюдь  не   европейского  замеса,  а  иного: русского -  невиданного    и непонятного    для    Европы. И  возможно  нет  более  эффективного  способа   уничтожить  эту   уникальную  субстанцию,   чем  попытка  модернизации  ее  под  Европу.    Ведь    чтобы  переформировать  русскую нацию на  манер  Германии, Франции,  Чехии,  Прибалтики   придется( увы, увы другого  пути  нет)   обнулять  исторически  сложившийся   русский  культурный     код.

   -    Англия   строила  империю,  чтобы  обеспечить нации   сверхпотребление.  Россия,  простирая  длань  над  сопредельными  странами,  строила не  империю -  она  строила  себя,    уникальную русскую нацию,  если  угодно. 

     -  Из укорененности   в    традиции,  которая  принимается   В.  Аверьяновым  в  качестве     первейшего  принципа,  с  необходимостью   следует,  что русское -  это отличное,  скажем, от  того  же английского   не только  по неким   общепринятым признакам  (  по  тем,    в  которых    можно    легко отвлечься      от   исторического  процесса), но    и   по самому   набору  признаков….   А  значит,   не  существует  единого  определения   национального.  Оно  различно  для  каждой нации.  Именно  потому   безумство  -мерить  нас    западноевропейским  штангель-циркулем.

  - В.  Аверьянов  считает,   что  русское   государство-нация  сложилось   задолго   до  появления   наций   буржуазной   эпохи,   и  такой (русский)  национализм,  по  его  мнению,  органично  стыкуется  с  имперской  идеей,  и  «если бы он развился до международного уровня, дал бы совсем иные плоды, чем «либеральный национализм» англосаксов»…

      -  «Империя может трактоваться как политический псевдоним самостоятельной цивилизации». Такое расширительное  толкование  империи В.  Аверьяновым  очень продуктивно.   Оно  хорошо коммутирует    с  ремизовской   гравитацией,  формируя  некоторый  предел конструктивного  развития   империи   -  предел  перехода ее …   в    цивилизацию.

- И   здесь   чрезвычайно   важным     становится   вводимое  В.  Аверьяновым   разделение    цивилизации  и  цивилизационности,   за  которым     несомненно   просматривается разделение     русского  первородства  и  привезенной  в  Россию западноевропейской  чечевичной   похлебки. «Имперская идея это не моно-идея, а целый ряд преемственных идей. Имперская идея самообновляется. Суть ее в том, что мы, русские, создаем и несем в себе самостоятельную цивилизацию. Это наше наследие, наш союз с предками-хранителями и потомками….»

    -   Русский  национализм, и  в  этом    одна  из   исключительных  его  особенностей, сущность   становящаяся   и  потому  трудно   фиксируемая       незатейливыми       определениями.  Да,   согласимся  с  национал-демократами,  все   европейские национализмы   пришли  к  одному  в общем-то  пределу  Но   согласитесь  и  вы, что     из  этого   вовсе  не  следует,  что  и  Россия  должна   плестись   к   тому  же  пределу. Русская   литература,  как  это отметил,  кажется, Ю.  Тынянов,  с  младых ногтей  отличалась   неслыханным  своеволием: ей   заказывали   Индию -  она   упрямо   открывала  Америку.  Не  отставала от нее  в  этом  отношении и вся    русская  культура, и    русская  государственность.  Не  отстанет,  скорей   всего,  и   русское национальное  строительство.

  - У  России  иная  культура,  иные  земли,  иная  религия,  иная    история   -  все  иное,  и национализм  русский   будет   иным,  способным  вместить   и   удержать  русскую  ОСОБОСТЬ,    выношенную  в  веках    и  коллизиях(    советский  этап  -  одна  из   таковых ), утвердившую  в самых  жестоких  исторических  битвах  и  противостояниях  свое  право  на  существование.   И  как  бы  эту  особость  ни называть,  к  чему  бы  ее     ни  сводить -   к русскому  мессианству  или  еще  к   чему,  -    не   считаться   с  фактом  ее  существования  нельзя. 

This page was loaded окт 22 2017, 10:48 pm GMT.