?

Log in

Валерий Суриков,surikovvv
Алексей Мазанько. Черные списки рейдеров 
11-сент-2012 09:05 am

http://www.apn.ru/publications/article27128.htm

Они могут оказаться чрезвычайно длинными

Появление в Великобритании списка из 60 российских граждан, которых Лондон считает причастным к делу умершего в следственном изоляторе «Матросская тишина» партнера британской юридической фирмы Firestone Duncan Сергея Магнитского вызвал в Москве даже большее раздражение, чем отказ выдавать скрывающихся от российского правосудия на берегах Темзы Бориса Березовского и Ахмеда Закаева.  После принятие «Списка Магнитского» в США появился прецедент распространения этой практики и на европейскую страну. Следовательно, теперь подобные документы могут быть приняты и другими государствами континента. Причем касательно не только лиц, считающихся причастными к смерти Магнитского, но и участников других шумных процессов, целью которых было покушение на священную корову западного общества – собственность.

Новые списки могут оказаться чрезвычайно длинными. Поскольку, на словах сурово осуждая так называемое «рейдерство» и сажая замешанных в нем криминальных авторитетов типа лидера «тамбовской» группировки Владимира Барсукова (Кумарина), российские госслужащие на всех этажах вертикали власти ведут себя точно также. Только, в  отличие от частной мафии, для того, чтобы «отжать» чужую компанию, они используют правоохранительные органы, щедро расплачиваясь с исполнителями за счет захваченного имущества и государственного бюджета.

Из-за чего оказался в СИЗО, а потом и погиб Магнитский? Как юрист и аудитор, он расследовал странную историю со сменой собственников нескольких компаний, работавших с американским фондом Hermitage Capital, и пришел к выводу, что они стали жертвой рейдерского захвата. В ответ против самого Сергея возбудили уголовное дело по соучастию в уклонении неуплаты налогов владельцем Hermitage Capital Уильямом Браудером и по существу уморили в изоляторе больного человека. При этом захваченные фирмы так и остались у новых хозяев-рейдеров, которые через эти компании украли из бюджета РФ несколько миллиардов рублей по схеме возврата НДС. Но сама трагедия Магнитского привлекла пристальное внимание к проблеме крышуемого государством криминального передела собственности, заставив вспомнить и другие его примеры.

Так, дело Михаила Ходорковского считается и не без оснований политическим, однако его экономическим финалом стал переход подавляющего большинства активов частной нефтяной компании ЮКОС к государственной корпорации «Роснефть», причем по очевидно заниженной цене.  Активы были проданы за 859 млрд. руб., в то время как акционеры компании, обратившиеся за защитой своих прав в Гаагский арбитражный суд, доказали, что нанесенный им ущерб составил $100 млрд. В ходе рассмотрения данного иска речь шла лишь о некоторой части капитала корпорации.

Против Ходорковского была задействована вся мощь государства, а сам он претендовал на пост лидера объединенной оппозиции и потому был закономерно раздавлен. Лояльным к власти бизнесменам часто удается отбиться,  поскольку в вертикали оказывается достаточно влиятельных людей, заинтересованных в сотрудничестве с ними. Владелец контрольного пакета крупнейшего российского производителя удобрений ОАО «Уралкалий» Дмитрий Рыболовлев столкнулся с рейдерами после отказа от сотрудничества с ЗАО «Международная калийная компания» (МКК), которую контролировал  один из бывших руководителей российского комсомола Григорий Лучанский. Еще в советские времена он оказался в тюрьме за хищения – тогда Лучанского  посадил, презиравший его, как грязного дельца, позорящего звание коммуниста, руководитель КГБ Латвийской ССР, будущий член ГКЧП Борис Пуго. Парадоксально, но с твердокаменным марксистом-ленинцем Пуго полностью солидарны в Европе и США. Журнал  Time  назвал Лучанского самым ловким не пойманным преступником в мире и после многочисленных публикаций о причастности к торговле оружием и наркотиками, западный рынок, по признанию самого экс-комсомольца, оказался для него закрыт. Но то, что считается преступлением в цивилизованных странах, к которым  можно причислить как европейские государства и США, так и погибший СССР, в России в порядке вещей.

На «Уралкалий» обрушились всевозможные проверки, а когда они не дали результата и акционеры компании проголосовали за разрыв с МКК, спустя несколько дней Рыболовлева арестовали. Криминальный авторитет Олег Ломакин дал показания, что именно владелец «Уралкалия» заказал ему убитого 4 сентября 1995 года генерального директора АО «Нефтехимик» Евгения Пантелеймонова.  Хотя ничего, кроме показаний Ломакина, на Рыболовлева не было, Дмитрий 11 месяцев повел в следственном изоляторе, где его старательно ломали, убеждая отдать «Уралкалий».  Предпринимателя спас изрядный капитал, позволивший ему оплачивать грамотных адвокатов и выйти под залог в 1 млрд. руб., а также медицинское образование. В камерах он лечил зеков присылаемыми с воли лекарствами и потому криминальные авторитеты ему покровительствовали.

В конечном счете суд оправдал Рыболовлева, но никто из виновных в его мытарствах не понес наказания, а в 1999 году на «Уралкалий» «наехал» Пермский губернатор Геннадий Игумнов, требовавший передать акции своей дочери. Дмитрий отбился и на этот раз, но, похоже понял, что его не оставят в покое и счел за лучшее добровольно продать весь свой бизнес.

Точно по той же схеме развивался и наезд на генерального директора ОАО «Нефтяная компания «Мангазея» Сергея Янчукова. После того как проверки владеющей лицензией на разработку стратегического газового месторождения «Тэрельское» компании не выявили ни мошенничества, ни уклонения от налогов, Янчукова арестовали 18 ноября 2009 года – за то, что он якобы задержал зарплату 83 работникам «Мангазеи». Мера пресечения в виде ареста выглядела абсурдной – по такому обвинению можно было сажать едва ли не половину российских предпринимателей, не говоря уже о том, что Янчуков в данном случае был виноват меньше всех.  Ему самому по несколько месяцев не платили за топливо муниципальные образования Ямало-Ненецкого автономного округа, и выбор был простой – либо задержать зарплату, либо оставить без тепла больницы, школы и детские сады.

Сама задержка была краткосрочной, и деньги начали выплачивать еще до освобождения Янчукова, но московским олигархам, заинтересованным в приобретении «Мангазеи» нужен был только повод. Они его получили, и пока директор сидел в камере, представитель прокуратуры усиленно убеждал его передать акции «Мангазеи» кому следует, обещая взамен немедленное освобождение. Сергей выдержал давление и после его выхода под залог спустя меньше месяца после ареста сфабрикованное дело лопнуло. Также провалилась попытка привлечь Янчукова за злоупотребление полномочиями ввиду полной несостоятельности этого обвинения.

Удалось отстоять свой бизнес и владельцу самарского оператора связи ОАО «Смартс» Геннадию Кирюшину,  бизнес которого попыталась проглотить московская ООО «Сигма Капитал Партнерс», за которым вырисовывалась еще более мощная столичная корпорация «Система» близкого к мэру Москвы Юрию Лужкову Владимира Евтушенкова. Чтобы москвичи смогли разобраться с самарцами, были задействованы соответствующим образом мотивированные сотрудники полиции, прокуратуры и даже ФСБ. Против Кирюшина возбудили три уголовных дела, обвинив его в мошенничестве, незаконном предпринимательстве и фальсификации доказательств по гражданскому делу. Следствие и многочисленные судебные процессы длились четыре года, но в итоге «Сигме» пришлось довольствоваться лишь 19% акций «Смартса». Кирюшин до сих пор судится с «Сигмой», считая, что его убытки в ходе процесса составили 2,3 млрд. руб., а считавшийся ответственным за операции против «Смартс» член совета директоров «Сигмы» Константин Малафеев в утешение был назначен заместителем министра связи РФ.

Куда менее повезло владельцу лидера российского рынка сотового ритейла – компании «Евросеть» Евгению Чичваркину. После возбуждения против него уголовного дела по обвинению в похищении человека Чичваркину пришлось бежать в Лондон, а вице-президент по безопасности и юридическому обеспечению ООО «Управляющая компания «Евросеть» Борис Левин два года провел в СИЗО, где заработал гепатит. В конце концов, уголовное дело было закрыто, освобожденный Левин потребовал компенсации и получил 2 миллиона рублей, но Чичваркин до сих боится возвращаться в Россию. А «Евросеть» досталась Александру Мамуту – и, говорят, очень дешево. После чего 49,9% ее акций были уже куда дороже перепроданы ОАО «ВымпелКом».

Владелец компании «РуссНефть» Михаил Гуцериев в 2006 году получил от близких к Кремлю людей предложение продать свою компанию за  $1 млрд., показавшиеся ему смехотворными. После отказа бывшего вице-спикера Государственной Думы от ЛДПР обвинили в уклонении от налогов и  незаконном предпринимательстве, вынудили бежать за границу и продать «РуссНефть» уже за $3 млрд. «Базовому элементу» Олега Дерипаски. Постоянно стреляющая и взрывающаяся Ингушетия была слишком важна Кремлю, и в конечном итоге Гуцериеву удалось вернуть компанию, но, судя по немедленной продаже 49,9% акций той же «Системе», обошлось ему это недешево.

Кого атакуют рейдеры в следующий раз, какие оборотни в погонах им будут помогать и чем все закончится неизвестно, но очевидно одно: пока такая практика не прекратится, Россия будет оставаться одной из самых непривлекательных для бизнеса стран, а ее чиновники рискуют регулярно попадать в новые черные списки.

This page was loaded июл 25 2017, 4:50 am GMT.