?

Log in

No account? Create an account
Валерий Суриков,surikovvv
Замечательный рассказ Максима Кантора о встрече с Березовским 
29-окт-2012 09:53 pm
Оригинал взят у israel_shamir в Замечательный рассказ Максима Кантора о встрече с Березовским

Замечательный рассказ Максима Кантора о встрече с Березовским. Хранить вечно! Многие из моих друзей общались с Березовским, одни были придворными поэтами, как покойный Миша Генделев, другие из шестерок стали символом свободной русской прессы, как Дема Кудрявцев. Никто так хорошо не написал о БАБе. Мне было интересно – в далеком 1990 мне предлагали войти в проект БАБа «Логоваз», он хотел включить в состав дирекции израильского журналиста, пишущего для газеты «Гаарец». Я отказался – не любил гешефты. Потом, что скрывать, в периоды острого безденежья жалел об отказе. Но и радовался – когда вспоминал, что и «Логоваз» обернулся кидаловом.

В статье много и других интересных мыслей, но тут – только линия Березовского, примерно одна треть от всей статьи, которая скоро выйдет в Первом русском журнале.


КЛОПЫ

[…]Перед встречей с миллиардером волнуешься: особенное существо! Художник отныне каждый, а миллиардер – не каждый… Мне передали, что одному кащею интересно встретиться со мной – а не интересно ли мне? Это особенный Кащей, он Россией рулил до того как ударился в бега, и сейчас влияние имеет. Откуда он про меня знает? Ах, вас заметили, ему рассказали верные люди. Кащей окружен журналистами, поставляющими новости; кащей думает о будущем России. Детям я бы запретил с кащеем встречаться, но самому было любопытно. Решил, что хочу увидеть кащея вблизи.
Он вошел стремительной походкой - суетливый человек, похожий на Березовского и на старую обезьяну. За ним шел израильский охранник в расстегнутом пиджаке, с пистолетом за поясом. И швейцар не возразил, пустили в зал с пистолетом. А может быть, тут у всех оружие. Охранника оставили подле столика, он зыркал по сторонам.
Я сперва обиделся, а потом вспомнил советские времена, разбогатевших дантистов и дизайнеров – они свои свеженькие «жигули» всегда подгоняли прямо под окна тех, к кому пришли в гости. И поминутно вскакивали и бросались к окну – чуть шорох на улице. Вот и данный кащей напоминает разбогатевших директоров ателье - он и на охранника поглядывал тревожно, как на новые «жигули»: не угнали? сигнализация работает?



Все кащеи ведут себя одинаково – прежде чем начать разговор, кладут на стол мобильный телефон. Связь с миром (охраной, таможней, партнером по спекуляциям) поддерживается постоянно; проверил: сигнал есть; теперь можно спросить о положении дел в Отечестве.
- Что с Россией? Новости? Хотя я в курсе. Да, будет революция.
- Уверены?
- Неизбежно. Але? Миша? Что там? – это уже не про Россию.
Школьное воспитание утверждает, что во время разговора неприлично отвлекаться. Однако кащеи убедили общество, что бизнес выше воспитания: партнер звонит! растаможка! депозиты! Бизнес не стоит на месте: лицо делового человека багровеет, складка меж бровей – он занят серьезным!
Отрываясь от разговора с собеседником, кащеи не спасают рыбаков в Баренцевом море и не руководят действиями партизан – они просто безостановочно воруют…
Упорно говорящий по мобильному телефону спекулянт выглядит непристойно: вообразите человека, который безостановочно шарит по карманам соседей. Не может он остановиться, привык.
- Он зарвался. Я предсказывал. Его нужно остановить, – это было сказано о действующем президенте.
- Всю систему менять – или одного управляющего?
- Я его назначил, я его и сниму.
Человек, похожий на Березовского, спросил себе меду – на столик поставили три баночки.
Он брал баночки цепкой волосатой рукой, подносил ко рту. Обхватывал губами банку и высасывал мед одним резким движением. Это сопровождалось звуком, подобным тому, какой издает вакуумный унитаз в самолете, когда втягивает экскременты. Хлюп, хлюп, хлюп – и три банки опустели, все высосал. Иной эмоциональный человек мог бы сказать, что таким же образом высасывали деловые люди жизнь из России. …Такая была придумана концепция приватизации: берешь страну и высасываешь. Хлюп – и пусто.
- Вы не хотите вернуться? - спросил я.
- А зачем?
- Покаяться перед людьми.
- Чепуха. Я уже раскаялся, написал покаянное письмо в газеты. Читали?
- Нет. В чем раскаялись?
- Совершил ошибку, приведя Путина к власти. Теперь буду ошибку исправлять. Когда выиграю деньги у Абрамовича, часть средств пущу на свержение строя, а часть отдам на благотворительность.
- Вы не выиграете.
- Чепуха. Это стопроцентно подсчитано.
- Вряд ли, - сказал я и здесь оказался прав – Если британское правосудие примет вашу сторону, это будет означать, что королевский суд стал «смотрящим» в малине.
- Не понял.
- Тогда все гангстеры и наркобороны будут выяснять отношения в королевском суде – чтобы в Лондоне разрулили: кто скрысятничал. Возникли разногласия в мафии – пусть британский суд решит, какой дон какому дону должен.
- Вздор. Речь идет о давлении Кремля. О власти, которая зарвалась. – Он не обижался. А впрочем, что ему лишний упрек.
- Создам партию – христианско –демократическую. Я слышал, вы верующий? Присоединяйтесь к нам.
- Религиозную партию? Христианскую?
- Да, я поверил в Бога. Да, я крестился. В православие. Раскаялся в грехах. – Он говорил отрывисто, и двигал лицом, совсем как его охранник – и смотрел в разные стороны.
- Так раздайте свои деньги.
- Зачем это?
- Согласно притче об игольном ушке.
- Что еще за притча? – цепким взглядом на меня, потом в сторону, потом опять на меня.
- Христос говорит, что легче верблюду пройти сквозь игольное ушко, нежели богатому войти в царство Божье.
- Чепуха. Считаю, что это искаженные слова, неверно понятые. Таких темных мест в Библии много. Богатство - не порок, а ответственность. Понимаете? Богатому – тяжелее всех. И помогать надо прежде всего богатым, чтобы богатые помогли потом бедным.
- Может, сразу бедным помочь?
- Нереально. Потому что не умеют ничего. Потому что дурная история. Править народом должен аристократ духа! Аристократ духа должен воспитать, понимаете? Подлинный аристократ и интеллигент.
- Это кто же, например?
- Знаю одного. Есть такой человек. – Кащей назвал имя модного телеведущего.
- Что, прямо из телевизора – в президенты? – мне стало интересно, получено ли согласие телеведущего; думаю, получено.
- А что такого? Опыт общения с аудиторией есть. Он – аристократ духа. – И глазами зырк-зырк по сторонам. И охранник тоже зыркает, глаза вспыхивают, как фары у «жигулей» под окном.
- При чем тут религия? Христианство зачем?
- Религия поможет лидеру наладить связь с народом. Духовность русским нужна.
- У русских все в порядке с духовностью.
- Вопрос в том, какая духовность. Я – математик, просчитываю варианты. Здесь ошибки не будет. Россия возродится. Есть план.
- Вернуть в Россию все, что из нее увезли?
- Демагогия. Я свои деньги заработал.
- Значит, есть другой план?
- Если сказал – есть план, значит план есть. Религиозная партия нового типа плюс аристократ духа, подлинный интеллигент во главе державы. Плюс отказ от имперских амбиций. Думаете, зачем мне нужны деньги от этого суда? на возрождение России.
- Что значит – возрождение?
- Законность, прежде всего. И демократия. Пять миллиардов, которые я получу в суде, спасут Россию.
- Верно, – сказал я. Вот Кису Воробьянинова, отца русской демократии, спасала более скромная сумма – но сегодня речь шла об Отечестве.
Лондонский суд должен был решить, кто именно из фигурантов процесса увел из бюджета деньги первым. Тот, кто взял первым, по логике процесса, и обладал законным правом получить украденное. Кащей считал, что право принадлежит ему, и планы имел обширные. Награбленное рекетиром Могилой пошло на приватизацию – то есть, на утверждение либеральной демократии, так почему бы капиталы Абрамовича не пустить на законность?
В Москве именно в это время ширилась кампания с требованием честного независимого суда – правда, результатами лондонского независимого суда москвичи совсем не интересовались.
- Я математик. Просчитываю варианты. Россия возродится – мы сделаем революцию. Можете что-нибудь предложить? Идеи есть?
- Какую именно революцию?
- Уж не большевистскую, - кащей хохотнул. – Довольно Россия хлебнула горя.
Хотя с большевиком сходство имелось. В издевательских памфлетах так изображают именно большевиков: глаза горят, руки по столу шарят: маньяки бредят революцией. А если спросить, как же у психов дело получилось, то в ответ руками разводят: вот поди ж ты! Не доглядели! Точно так же – кто бы мог подумать, что рядовые фарцовщики, спекулянты и воры станут вершить судьбы державы? А ведь вершат. И этот вот кащей – ну да, похож на сумасшедшего, но он не сумасшедший.
- Христианская партия и либеральный рынок. Революция, которую возглавит крупный бизнес, - и глазами по сторонам зыркает. – Надо спешить.

…Иной подумает, что кащей - это обыкновенный вор, но кащей – представитель иной организации мироздания.

- Думаете, я всегда был богатым? Жил на зарплату ученого! А как жить на зарплату ученого? – он историю накоплений стал объяснять, - Антрекот за тридцать семь копеек – помните, были такие?
- Мы микояновские котлеты ели, по пять копеек штука. Вкусные.
- Антрекоты жена покупала, чтобы я мог заниматься наукой! Денег при советской власти не было! Когда я покупал люстру, пришлось кредит брать в кассе взаимопомощи!
- Неужели нужен кредит, чтобы купить светильник?
- Как? Как я мог купить хрустальную люстру за пятьсот рублей без кредита?
- А зачем так дорого? Мои родители за восемь рублей плафон купили – сорок лет висел.
- Ну, знаете, мне требовалась люстра. Надо себя уважать.
Так вот он какой был при развитом социализме, пролаза с жигулями и люстрой, он быт обустраивал. Так кащеи и начинали.
Над нами, на 3-ьем Михалковском проезде, дом 8, жил один такой прыткий инженер – он вечно обустраивал быт в своей квартирке: то люстру хрустальную притащит, то паркет из красного дерева положит, то антикварное кресло купит. А под нашим окном – мы на первом этаже жили – красовались его жигули. Папа называл этого человека «гнездун».

Вот эти гнездуны и стали потом кащеями – но они всегда были особенными.
Диалог Скотта-Фицжеральда и Хемингуэя известен:
- Богатые не похожи на нас с вами, - сказал Фицджеральд.
- Верно, у них денег больше.
Оба неправы. Не в том дело, что богатые не похожи на нас, проблема в другом – в том, что богатые на нас похожи. Гнездуны и кащеи с виду почти как люди. Они тоже смеются, тоже плачут, часто и подолгу едят, если их ранить, из них течет кровь, если холодно – они мерзнут. Они даже свое гнездо вьют из каких-то соображений, близких к человеческим. Иногда их принимают за людей, но это не люди.
…Из предприимчивого мещанина вылупился кащей – но для того, чтобы стать кащеем, он должен был убить в себе все человеческое, и мещанство в том числе… Даже в сказках объясняют, что Кащей - не человек, хотя человеческое ему не чуждо. Ему мало золота, он хочет женщин, поклонения и признания. Но люди для него – материал.
Когда я расспрашивал о данном лондонском кащее российских либеральных журналистов и правозащитников, ругать его не хотели, а хвалить боялись. Они все были в долгу у Кащея. Большинству из опрошенных он платил деньги – как же теперь его ругать. Они на его виллах шампанское пили, гуляли по клеточкам его шахматной доски. Время от времени кащей жертвует одной из своих шахматных фигурок. А фигуркам он сам представляется значительной фигурой.
- Трагическая фигура! – сказала про кащея одна правозащитница.
А кащей сказал про эту правозащитницу так:
- Я ей квартиру купил. Надо было.
- Скажите, он людей убивал? – спросил я у этой правозащитницы
- Нет, он не убивал. …Да не убивал он, не убивал, -ну что вы пристали!

…И этот кащей, напротив меня, устроитель российской судьбы, ловкач, математик, комбинатор, похожий на цепкую обезьянку – он тоже говорил, что не убивал.
- Ну, а как вы думаете? Мог ли я желать стране блага и убивать?
- Но вы же страну разорили?
- Перестаньте! Страна - концлагерь. Нашли что жалеть!

Заговорили о мрачных годах советской власти. У буржуев всегда так: когда их спрашиваешь, почему воруют, они вспоминают, что Сталин был тиран.
- Был момент, когда я заработал первые сто миллионов, поддался эйфории. А эйфория - нехорошее чувство. Я покаялся в алчности. – сказал кащей. – Все что заработаю на этом суде – отдам на борьбу.
Надо сказать, кащеи любят называть приобретения словом «заработали». Все, что они получили путем спекуляций, махинации с офф-шорами, все что присвоено путем фальшивых аукционов, все соглашения с грабителями, все это называется - «заработали».
- Все это более чем серьезно, на строго научном расчете. Я наукой занимался, классифицировал! Вся наука - это классификация!
Он несколько раз произнес слово «классификация», и я вспомнил, что в русском обществе, где был третьего дня, все говорили слово «классифицировать» - я еще удивился, что они его выговаривают... Вот откуда это словцо, оказывается. Это их просветил человек, похожий на Березовского, он их научил умному слову. Он здесь за образованного канает.
- Строгий анализ и классификация. – Кащей посмотрел влево, взгляд его метался. – у России сейчас есть реальный шанс.
- На что? – спросил я.
- На то, чтобы войти в цивилизацию. Стать культурной страной. Реально духовной. – И он неожиданно сказал: - Я говорю в терминах иудо-христианской религии. – сказал именно так, этими вот словами «иудо-христианская религия».
- Такой религии нет.
- Как это? я сам читал.
- Есть термин «иудео-христианская культура». А религия либо иудейская, либо христианская.
- В целом – неважно. Вы меня поняли. Следует делать дело. Согласны?
- Предстать перед судом?
- Продажный русский суд! – он посмотрел на часы, а потом опять вбок: у стойки сидела проститутка, подавала ему знаки.
Пока разговаривали о спасении отечества, он все время на эту барышню поглядывал – здесь свидание было назначено. И правильно – у деловых людей всякая минута на счету. Проститутка встала с табурета пошла к нашему столику – лет двадцати, в теле. Он осмотрел ее с позитивным чувством.
- Благодарю вас за беседу, - я встал, показал ему чек.
- Ну зачем же, ведь это я приглашал.
- Нет, [
я за себя заплатил].

Кащеи хотят людского тепла, у меня есть несколько знакомых буржуев – те тоже хотят по-человечески дружить. Кащеи объясняют интеллигенту, что у них с интеллигентом один общий враг – государство! Очкарик чувствует единение с кащеем – вместе они идут бороться за абстрактные права, за акции демократии. Молодец, очкарик – говорит кащей, - Мы с тобой теперь одна семья, правда, я поумнее и понаходчивее. И очкарик признает за кащеем право распоряжаться миром.
И все, к чему богачи не прикоснутся, обращается в золото и умирает. Так они убили города: Лондон протух от их ворованного богатства, и Москва превратилась в склеп. Так они убили своих женщин, сделали из них вампиров. Так они убили своих друзей-интеллигентов, и те стали рыбками-прилипалами. Так они убили ту страну, в которой родились – без пощады и без жалости.
И кащей ухмыляется.
Смотрите на его самодовольную румяную харю. Кащей уверен, что за ним и такими как он - правда жизни и прогресс. Они вылупились из героев Зощенко, из Клопа, которого описал Маяковский.
Теперь клопы жрут людей.



This page was loaded фев 19 2018, 4:25 am GMT.