?

Log in

Валерий Суриков,surikovvv
Путин решил бороться с золотыми парашютами" на фоне угрозы потери золотовалютных резервов 
31-мар-2013 10:58 am

http://www.nakanune.ru/articles/

На съезде ОНФ президент России Владимир Путин, отвечая на вопрос депутата Валерия Трапезникова, отметил, что во многих экономиках мира сейчас обсуждаются ограничения в больших бонусах и "золотых парашютах" для топ-менеджеров. Путин предложил ввести ограничения на "золотые парашюты" и в нашей стране. Эксперт Накануне.RU доктор экономических наук, член-корреспондент Академии экономических наук и предпринимательства Валентин Катасонов считает, что Путин находится на "мелкотемье" – на фоне того, что происходит сейчас на Кипре, и того, что мы можем потерять свои золотовалютные резервы, рассуждать о бонусах бессмысленно.
Вопрос: Президент России Владимир Путин предложил ограничить "золотые парашюты" для топ-менеджеров. Чем продиктована инициатива?
Валентин Катасонов: Сейчас идет кампания по борьбе с такими "парашютами", по борьбе с бонусами. Но вы знаете, это с моей точки зрения – отслеживание комара, а верблюдов мы по-прежнему не замечаем. Конечно, я не говорю, что с комарами не надо бороться, но есть вещи посерьезней – я, честно говоря, пытаюсь понять, как отреагировало наше руководство на события на Кипре.
Вопрос: Что именно вы имеете в виду?
Валентин Катасонов: Все задаются вопросом – есть ли там средства госструктур? И меня это больше волнует, на самом деле, госструктуры - понятие растяжимое. Скорее всего, госкорпорации там держали деньги, акционерные общества с участием государства, но в понятие "госструктуры" у нас принято включать министерства, ведомства. Бюджетные деньги напрямую вряд ли там размещены. Но есть еще деньги Центрального банка России - их в кипрских кредитных организациях по определению быть не должно. Скорее всего, это части депозитов в так называемых "жирных котах" - это та же обойма банков, которые расположены в лондонском Сити или на Уолл-стрит. А, с другой стороны, понимаете, Кипр - это же пробный шаг, решили "на кошках" попробовать, а завтра такие же конфискационные меры в отношении клиентов могут применить и "жирные коты", а у нас цена вопроса не какие-то "золотые парашюты" в несколько миллионов, у нас там на депозитах "жирных котов" лежит около 200 миллиардов долларов. И если будет принято решение обложить их депозитным налогом, то мы теряем десятки миллиардов долларов. Если смотреть, что дальше происходит на Кипре – банки, на которые переведены большие части пассивов и активов других банков, они же будут заморожены на 6-7 лет, мы в одночасье можем потерять свои золотовалютные резервы - результат нашей экономической деятельности за многие годы – меня, честно говоря, вот это волнует. Но при этом меня удивляет некоторая индифферентность. Кто-то говорит: "В таких случаях войну надо объявлять!" Возникает вопрос – кому объявлять войну? Кипру или Брюсселю? Потому что это посягательство на интересы если не государства, то подданных государства. Независимо от того, жулики там или не жулики – это мы сами будем разбираться.

Вопрос: Будет ли корректно назвать "золотой парашют" бонусами, которые получают топ-менеджеры?

Валентин Катасонов: Бонусы - это только верхняя часть айсберга. Я не беру все отрасли российской экономики. Но в банковском секторе, конечно, коррупция на порядок выше, чем в других секторах. Поэтому топ-менеджеры не особо пострадают, если их лишат какого-то "золотого парашюта" – я понимаю, у нас презумпция невиновности - но, в общем-то, возможности обогащения просто запредельные. Таких возможностей нет в других секторах экономики. С моей точки зрения – это маргинальная тема.
Вопрос: В каком смысле маргинальная?
Валентин Катасонов: В науке есть такое понятие "мелкотемье", когда ученого справедливо ругают, когда он занимается удаленными от реальных проблем, реальных потребностей вопросами. Ну, вот с моей точки зрения, это и есть "мелкотемье". Сейчас в условиях тектонических изменений в мировой финансовой системе, Путину надо поднимать более глобальные вопросы. Собственно говоря, такие глобальные вопросы как деоффшоризация российской экономики, изменение статуса и целей Центрального банка, нужен ли нам резервный фонд и фонд национального достояния, который размещается в таких сомнительных банках?
Вопрос: Но, так или иначе, этот вопрос "золотых парашютов" раздражает большую часть нашего общества, разве Вы с этим не согласны? Есть ли механизм их ограничения?
Валентин Катасонов: В принципе, я вообще даже не очень понимаю, какие слова и аргументы используются, чтобы выдавать суммы, измеряющиеся миллионами, десятками миллионов долларов. В эквиваленте просто даже не понимаю, у нас есть российское законодательство, которое там определяет процедуру увольнения, если это происходит по сокращению штата – он получает зарплату за несколько месяцев. У людей, которым у нас дают бонус или "золотой парашют", нужно наоборот проводить конфискацию, особенно, если они увольняются за злоупотребление служебным положением. У нас зачастую выдаются "золотые парашюты" людям, которых судить надо. У нас есть трудовой кодекс и другие законы, по которым и должны определять, как это происходит. В первую очередь, эти нормы распространяются на государственные структуры. Я не юрист, но мне кажется, что и негосударственные структуры тоже должны руководствоваться положением нашего законодательства.
Вопрос: А отмена "золотых парашютов" - это действительно мировая тенденция?
Валентин Катасонов: Да, это мировая тенденция. Сначала была тенденция, чтобы наращивать эти "парашюты". Сейчас пытаются с ними как-то бороться. "Золотые парашюты" - это тема, близкая к теме бонусов, особенно, в банковском секторе – в некотором смысле бонус можно считать тоже "золотым парашютом". Дело в том, что бонусы выплачиваются по итогам финансовой деятельности банков, предположим, топ-менеджер наращивает рыночную капитализацию банка в два-три раза, а есть определенные методики и схемы, чем выше капитализация, тем выше бонус. Рыночная капитализация, в переводе на русский язык – это просто мыльный пузырь. Топ-менеджер надувает пузырь, организует продажу каких-то активов, которые являются пузырями, и получают за это бонус. Получив бонус, он выполняет все свои личные цели, и фактически – это и есть "золотой парашют". Но тем самым он доводит свою компанию до банкротства. Топ-менеджер сам себе готовит эти "золотые парашюты".
This page was loaded июл 23 2017, 2:44 pm GMT.