?

Log in

No account? Create an account
Валерий Суриков,surikovvv
Науке в России готовят полный оборонсервис 
12-июл-2013 06:04 pm
http://www.za-nauku.ru//index.php?option=com_content&task=view&id=7285&Itemid=29                                                                                             Печать                                                                                             E-mail

Размещаем статью - Сергея Кольцова о том, что скрывается за безобидной формулировкой "реформирование Академий наук".
Законопроект о реформе Российской Академии наук (РАН), спешно внесенный правительством страны в Госдуму накануне летних парламентских каникул, вызвал ожесточенные споры в обществе.

Что интересно, как сторонники, так и противники этого законопроекта нашлись в самых разных политических лагерях и приводили самые разные аргументы. Вот только доводы «за» реформу, предложенную ведомством Ливанова, часто вызывали ощущение, что их высказывают люди, мягко говоря, не очень хорошо представляющие – какие проблемы стоят перед нашей наукой и что именно предлагается в данном законопроекте. То, что научным структурам страны необходимы серьезные реформы не оспаривает никто. Вопрос в том, что и как надо менять. Очевидно, что от головной боли можно избавиться как при помощи анальгина, так и посредством гильотины. Реформировать науку через расформирование единой структуры государственных академий как раз сродни «лечению мигрени гильотиной» - проблема уйдет вместе с «головой». Чтобы лучше понять это, давайте разберем несколько наиболее типичных аргументов сторонников законопроекта.
«Что лечить будем?»

Для начала процитирую одного из интернет-комментаторов: «РАН это сборище стариков, которые не придумали 3D принтеры или супероперационку, по эффективности они хуже, чем пара 20-летних американских ребят, которые сейчас сидят и придумывают в своем гараже новый продукт на миллиарды долларов». Конечно, резкость замечания вызвана молодостью автора, но и многие взрослые люди в более мягкой форме высказывают ту же претензию – «Академия наук все никак не выдаст нашей экономике обещанные прорывные технология и открытия, которые волшебным образом помогут нам соскочить с нефтяной иглы». Чтобы понять, в чем проблема, давайте посмотрим: как устроена инновационная экономика. Передовые технологии «придумывают в гаражах» только в дешевых фильмах с канала «ТВ-3», в реальности этим заняты огромные исследовательские центры транснациональных корпораций с многомиллиардным бюджетом.

Спору нет, бывают и гении-одиночки. Но и их открытия, перед тем, как покорить мир, покоряли сердца руководителей крупных корпораций и государств. А чтобы из гаража и сразу на мировой рынок, такого не бывает. Но, что самое интересное,  и суперлабаратории «Самсунга», и супергениальная молодежь из MIT в Массачусетсе – все они опираются на открытия, сделанные фундаментальной наукой. К примеру, мобильная телефонная связь базируется на открытиях академика Алферова, за которые он получил Нобелевскую премию. Это сложившаяся цепочка внедрения любой новой технологии: научная разработка – инжиниринг (процесс превращения ее в технологию) – промышленное производство. Так устроено на Западе, так было устроено и в СССР: наукой занимались институты Академии наук, затем их открытия перерабатывались в отраслевых НИИ, а после попадали на производство.
В 90-е годы предшественник Ливанова, ельцинский министр науки Борис Салтыков заявил, что у нас «слишком много науки» и тысячи отраслевых НИИ, оставшись без государственной поддержки, перестали существовать. Что мы имеем в результате. Промышленность не может внедрять в производство открытие, им нужна технология, а прорабатывать ее некому (в научной лаборатории этого не сделать). И поэтому сегодня разработками институтов РАН пользуется, например, корпорация «Самсунг», и не пользуется завод по производству микроэлектроники в Зеленограде. Точнее, там и рады бы воспользоваться, но они не имеют структуры, которая осуществила бы инжиниринг, нет ее и у Института физики полупроводников. Зато такая структура есть у корейцев. Вот в чем одна из главных «болевых точек» российской науки – нехватка инжиниринговых структур (уничтоженных в ходе предыдущего «реформирования науки»). Но об этом в законопроекте правительства нет ни слова.


«Неэффективная наука»

Зато законопроектом предлагается сокращение «неэффективных институтов Академии наук» (то есть, по мнению чиновников – у нас все равно «слишком много науки»). Для этого в законопроекте заложен следующий механизм. Для начала государственные Академии наук объединяют «под крышей» некоего Агентства научных институтов. «У нас есть хорошие институты, есть плохие, — сообщил Ливанов. — Все они по результатам проверки будут разделены на три категории. Успешные институты попадут в первую категорию — они перейдут в ведение агентства. Организации из второй категории передадут различным органам исполнительной власти… А самые неэффективные институты будут реорганизованы». 
Определять степень эффективности институтов будут наши чиновники и поставленные ими менеджеры. Да-да, те самые ребята, которые считают эффективной корпорацию «Роснано» с ее многомиллиардными убытками и «Сколково», деятельностью которого интересуются сотрудники Следственного комитета. Их критерии «эффективности» нам хорошо известны.
Но самое интересное даже не это. Институты РАН – это не бюрократические структуры, каждый занимается реально существующим направлением науки. А теперь возьмем гипотетическую ситуацию. Комиссия из беспристрастных и компетентных экспертов определила, что некий Институт молекулярной генетики (подчеркиваю – пример гипотетический, к реальному институту не относится!) работает с недостаточной эффективностью. И дальше нам предлагают его расформировать (а как иначе понимать «реорганизацию», когда Агентство-преемник РАН такие институты к себе «не берет», иные ведомства тоже, а юридического лица их лишают). Это звучит примерно, как «У отделения полиции в Малиновске низкая раскрываемость (читай - эффективность), поэтому мы его расформировываем». Преступность в указанном Малиновске от этого никуда не денется. Также не исчезнет и молекулярная генетика. Но в России ей заниматься никто не будет, поскольку соответствующий институт решено «реорганизовать»…
Конечно, институты РАН работают по-разному, есть и такие, что давно не выдают существенных научных результатов. Как решить проблему? Очевидно, нужны какие-то кадровые перестановки, изменения в направлении работ, возможно – субсидии и дополнительное внимание руководства РАН. Но не «закрывать» же научное направление. Мы ведь это уже проходили. Обличение генетики и кибернетики советской пропагандой привели лишь к отставанию страны в этих магистральных направлениях мировой науки. Однако законопроект предлагает нам вновь «наступать на те же грабли», только возможно – в больших масштабах, поскольку никто не знает, сколько научных направлений чиновники признают «третьесортными».

«Старость не синоним слабоумия»
Надо признать, иногда сторонники законопроекта говорят о реальных проблемах российской науки. Но как предлагается их решать? Возьмем вопрос «старения» научного сообщества. Такой процесс имеет место быть. Хотя, хочу процитировать одного из академиков: «Старость вовсе не синоним слабоумия». Академик Углов делал сложные операции на сердце даже когда ему перевалило за девяносто. А каждое утро я наблюдаю в своем дворе молодых пропитых индивидуумов обоего пола мало способных к любой созидательной деятельности. Так что многое зависит от человека и образа жизни, который он ведет. Но дело в другом – даже самым активным пожилым академикам необходимы молодые ученики, готовые продолжить их работу. Так что «омоложение» нашей науке действительно только поможет. Равно как и снижение «утечки мозгов» за границу. Но что предлагается в законопроекте?
Для начала – трехлетний мораторий на «избрание академиков» в «обновленную Академию наук». То есть, нам не хватает молодых ученых, но мы вводим мораторий на привлечение новых членов Академии наук. Где логика? Эта мера только усугубит проблему, потому что «состарит» состав Академии наук еще на три года. Дальше – хуже. Ликвидация региональных отделений РАН и отдельных институтов как юридических лиц помимо прочего лишит их аспирантов права на отсрочку от воинской службы. «Год в армии – отличный стимул для дальнейшей научной работы», считают, видимо, авторы законопроекта. Мне же почему-то кажется, что такая перспектива станет отличным стимулом для переезда в Кембридж. А мы вроде как декларируем борьбу с «утечкой мозгов».
На самом деле число уезжающих молодых ученых в последние годы заметно снизилось. И вызвано это рядом факторов – в академических институтах выросла зарплата, появилось больше средств для проведения научной работы, заработали программы выделения льготного жилья. Но все эти процессы в результате принятия законопроекта будут, как минимум, заморожены на неопределенный период («реорганизации»). Так снизит ли такая реформа «утечку» или наоборот – повысит ее? Если верить самим молодым ученым, скорее – второе.


Науке грозит «Росакадемсервис»

Но ключевой момент реформы – это даже не сокращение числа институтов, а «передача» имущества научных структур некоему Агентству научных институтов. Сегодня на балансе госакадемий – огромные площади в черте крупнейших городов страны и обширные земельные участки в пригородах. Рыночная стоимость этих «активов» десятки (если не сотни) миллиардов рублей. Можно предположить, что ради этого «куска пирога» все и затевалось. Уж больно все это напоминает историю с «Рособоронсервисом», тогда тоже говорили о необходимости разгрузить армию от несвойственных ей функций. «Разгрузили» так, что уголовные дела заводятся десятками, ценное имущество средь бела дня перестало быть государственным и чем это все закончится для обороноспособности страны до сих пор не ясно. Теперь хотят «избавить» ученых от «бремени» распоряжения своими зданиями и землей. Видимо, по тому же сценарию. Недаром министр обороны Шойгу, сменивший на этом посту покровителя «Рособоронсервиса» Сердюкова, выступил против такой «реформы науки».
И даже если через несколько лет все повторится и руководство новоиспеченного Агентства тоже окажется под следствием, то легче стране от этого не станет. Потому что возродить науку даже сложнее, чем армию. А в нынешнем веке (и это уже очевидно) лидерство в научных знаниях будет значить больше, чем перевес в танках и самолетах…
Это обстоятельство и позволило ученым говорить о том, что «уничтожение РАН как целостной системы поставит крест на исследованиях, от которых зависит суверенитет страны, безопасность и сама жизнь её граждан». На прошедшем сегодня внеочередном собрании Сибирского отделения РАН ученые приняли решение вновь обратиться к руководству страны, прежде всего к президенту с просьбой остановить этот процесс, пока не стало слишком поздно. Ученые подчеркивают, что необходимость реформирования Академий наук никто не оспаривает. Но проводить преобразования надо так, чтобы они улучшали ситуацию, а не делали ее катастрофической. И начинать надо с открытого обсуждения содержания реформы с научным сообществом. Сегодня ученые готовы к диалогу с чиновниками, но если те откажутся их слушать – Сибирское отделение РАН намерено повторить свое требование отставки правительства, которое разрушает будущее страны. И, надеюсь, к их требованию присоединятся и прочие здравомыслящие граждане, не имеющие своих домов в Швейцарии в отличие от вице-премьера Ольги Голодец. Ведь это наша общая страна и нам здесь жить.


Сергей Кольцов
This page was loaded ноя 25 2017, 5:49 am GMT.