?

Log in

Валерий Суриков,surikovvv
Беседы о евразийстве - беседа четвертая.  
28-фев-2014 03:01 pm
                       
  Поскольку   А.  Дугин  на   сегодняшний  день  является  самым  активным  пропагандистом евразийской  идеи,   есть смысл  чуть  более подробно остановиться  на некоторых особенностях   его  понимания евразийства.
      Говоря  о  евразийском  союзе,  А.Дугин считает  нужным  прежде  всего  подчеркнуть,  что это  - " больше, чем техническая инициатива, это -мировоззрение и путь в истории. ".   С  такой   трактовкой  вряд ли  согласится  нынешний  политический   лидер евразийства- президент  Путин.  Но  А.Дугин   два  эти  слова  явно  выделяет,
хотя   при  изложении  своих  взглядов  именно  эти  понятия выпускает, похоже,   из  виду.   Идеология  евразийства   начинается  у А. Дугина если не  сегодня,  то в  лучшем  случае  с 20-х  годов  20 века.  В  то  время  как  фактически   это  мировоззрение  и  этот  путь  складывались    на  протяжении всей истории  России  -  задолго  до всяких  однополярностей-многополярностей,  евросоюзов  и прочего.    
Понятно, что у А . Дугина  речь  идет не столько  о  России,  сколько  о  евразийстве -   об  основе   некой  альтернативной  глобализму   мировой системе, способной    составить   последнему  реальную  конкуренцию ( экономическую, политическую, идеологическую).  Поэтому   у него и  точка  отсчета -  сегодняшний день. И   многовековой евразийский  опыт  России   остается   без должного    внимания.    Он определенно   очарован  потенциальными   возможностями   евразийской идеи -   догадывается ( и  все  его   суждения  о  русском тому  наглядное  подтверждение ),что она  -  русская  и  по  своей  сути,  и  по  происхождению. Но  категорически  сторониться   пока  от   каких  -либо размышлений   на  этот   счет, а  значит и от  размышлений  о трудностях современной реализации   евразийской  идеи. 
Это  отстранение,  возможно, и  создает   благоприятные  условия, для  появления тех , явно чрезмерных  надежд  на  " евразийские  принципы плюральности и многообразия",  которыми  господствуют в  суждениях   А. Дугина   о  евразийстве,  как  альтернативной    глобализму  системе.
Но   само   по   себе  многообразие  с  его  нахлебником плюрализмом основой  для  сколько-нибудь  серьезного   социального  строительства быть  не может  -  для  него  необходимы доминанты.  В  каждом  ареале  свои, но  доминанты.  Очевидно,  что сами  понятия
цивилизации,  цивилизационной   идентичности,  активно  используемые А. Дугиным, предполагают  наличие доминанты. Если   речь  идет о многообразии таких, с  сильными  моноэтническими  и моноконфессиональными   ядрами, цивилизаций, то, да, такая   цветущая  сложность  вполне  жизнеспособна. Но  если   под  сложностью   с  таким  названием  понимается  полиэтнический  оливьер,  то  это  -     чистейшей   воды  иллюзия...
  А.  Дугин  пока  в  своих  суждениях отдает  предпочтение ,увы, сложностям   второго типа -  человечество  им  мыслится как
набор плюральных систем, которые организуют несколько параллельных и взаимодействующих между собой семантических и культурных Вселенных".   Благородная  и  красивая  мысль. Но "набор" ...-  он-то   и превращает эту  мысль  в  ничто. Поскольку и  качественную общечеловеческую  цивилизацию(  желанную  систему плюральных цивилизаций) без  доминантной   цивилизации, увы,   не  выстроить.  Западно-европейскую   цивилизацию   вполне  можно воспринимать  как   такого рода   доминанту -  она , как  могла ,способствовала  развитию   человечества  в  целом и в условиях непрекращающейся ожесточенной  внутренней   борьбы( как  могла, но в  основном  с помощью  откровенного  насилия)  удерживала  земную  цивилизацию  в относительно  устойчивом  состоянии.  Но потенциал ее  в качестве опорной  цивилизации, кажется,  исчерпан полностью, и   русский социалистический  проект    был  прежде  всего  попыткой  выстроить новую  доминанту.  Насилие,  к  сожалению,  играло слишком  большую  роль  в  этом  проекте. Но   он    к  одному  лишь  насилию не  сводился   -  социалистический проект  в  специфической  форме(  с  ошибками,  просчетами  и недопустимыми  вольностями),   реализовывал   исторические   наработки   России в  строительстве  устойчивого полиэтнического     государства.   На  этот  опыт опиралось,  по  существу, произрастало  из  него  и   классическое евразийство .  Именно этот  опыт может  попытаться реализовать  современная  Россия. Но ее, вполне  обоснованные ,  в  реальной   истории  предъявленные  миру претензии  на  роль  доминантной  цивилизации   материализуются    лишь  тогда,  когда  она  сама  отстроит ( восстановит) себя    как  цивилизацию с  четкой  и сильной  русской доминантой.
  Современная  Россия   не  готова  к  такой  роли   прежде всего внутренне. Обрубок  русской  империи,  жалкая  калька   русской цивилизации,   муляж  русского  государства - вот  вполне  адекватные  характеристики ее нынешнего  состояния. 
Все  эти   соображения   не  могут не  учитываться    при  анализе  взаимопереходов   отдельных  форм  социальной  интеграции-  таких,  как империя(  политическая  интеграция)  и   цивилизация   (  культурная интеграция).  А.  Дугин   допускает   их
взаимообратимость. Но относительно  самопроизвольным  может  быть лишь процесс перехода   цивилизации   в   империю - культурное единство  при благоприятных  исторических обстоятельствах    способно генерировать  единство  политическое.  Переход же обратный  (из  империи в  цивилизацию ) -  явление  уникальное,  требующее  созидательных  усилий   многих  поколений,  умной организации власти  и самоуправления и,  главное, конструктивной   идеологии.
У   А. Дугина  цивилизация и  империя, похоже,  не столько сущности,  сколько      фазы  существования  некого  " большого пространства"   - состояния,  тяготеющие  к  взаимному, почти  самопроизвольному  переходу - "одно может сосуществовать с другим или возникать на месте другого". Это  качество  передается  у  А.  Дугина  понятием  непрерывность  -   оно,  как кажется,  и  уводит  А.Дугина  в   унылый  географизм:    "все  исторические «большие пространства» (как империи, так и цивилизации) располагались в конкретных географических зонах с плавающими границами, но с общим ядром и общей пространственной   структурой... "
Общее  ядро уравнивается, как  видим,  с  некой пространственной  структурой, последняя  получает  приоритет,  и...   география  начинает  господствовать.
  И  отметим,  что  этот   географический  экстремизм  в  евразийстве   ничем  не  лучше    экстремизма биологического  в  национализме. Поскольку   и там,  и  там   отодвигается  в  простенок   системообразующая    для  русского  государства  идея -  защита  православия.  Да, А.   Дугин  признает,  что  ядром   современной  евразийской  цивилизации  является   Россия, но  считает,  что она   получила " двойное историческое и геополитическое наследие: одновременно от покорённой османами Византии и от рухнувшей Золотой Орды, став синтезом православной и степной (туранской) культур " .  Идеей  синтеза  заканчиваются,  таким  образом,  неосмотрительные игры  с географией.  И  требование  равного  числа  мечетей  и  православных  храмов в  Москве получает тогда  вполне  убедительное   обоснование.  

      "Творческий   синтез  православной и туранской культуры"...   "Глубинный    славяно-тюркский  симбиоз"... "Православный византизм плюс ордынский административный централизм породили особую, собственно евразийскую, не западную и не восточную, русскую государственность"...По  трем  этим  ступенькам  А.  Дугин  и нисходит,  во  след  классическим  евразийцам,  в  область   опаснейшего  мировоззренческого  заблуждения,  вполне  оправдывающего   и  более  суровую  критику,  чем у Е. Чудиновой.
А.Дугин предпринимает  попытку  выделить  и  более  глубокую,  чем  ландшафт , основу  синтеза  православной  и степной   культур -  христианское прошлое  Турана:  " на протяжении почти шести веков в степях Турана широко проповедовалась несторианская версия христианства, несторианами в VII–XIV веках были многие народы Великой Степи...."  Напрямую   несторианство  Турана  и  славяно-тюрский   симбиоз  у  А.  Дугина  не  связываются,   но  утверждение  о  том, что   "русская цивилизация стала ядром евразийской цивилизации именно потому, что осуществила творческий синтез православной и туранской культур"  не  только следует  у него  сразу  же  после  напоминания  о   несторианстве   в  Туране, но    и  связующие  слова   "то есть"  предшествуют  этому  утверждению.
Паритетность  славянского  и туранского  на   том единственном  по  сути  основании, что несторианство   шесть  веков   имело  хождения  в  Степи... Но   ведь  христианство,  да еще в очень  облегченной версии (  об этом более  подробно  впереди  - в  отдельной  беседе )  лишь  коснулось степняков. Но не привилось  и они , покрутившись около него  несколько   веков, поскакали  дальше  - к исламу.
Когда  А. Дугин  утверждает,  что  смысл евразийства   заключается   в  том,  чтобы  сохранить  многообразие народов и культур , с  ним  можно  охотно  согласиться.   Сложности  начинаются лишь тогда,  когда ставится  вопрос,  КАК     сохранить  и  сохранять.  Экономически сблизить   без   разбору  всё, что  сближено  географически,  а  дальше  все  само собой  образуется-срастется?...  Или  все-таки постепенно методом    проб  и  ошибок  отстраивать  это хранилище  под покровом системообразующего народа  и   системообразующей культуры?...
Самое же  поразительное  у  А.  Дугина заключено  в  том,  что   представление  о    симбиозе   сосуществует   у  него  с  оценкой  России, как  " ядра  геополитической интеграции"  . Каким  же  это  образом       жалкая  жертва  симбиоза  стала  вдруг  ядром  интеграции?  Ответ на  этот  ключевой  вопрос отсутствует.   И  , скорей  всего, потому , что   попытка  ответить на  него  мгновенно  разрушила  бы   основу  для  нынешнего торопливого  выстраивания  нового  симбиоза  -  где  все и  на  равных.   
И  это отнюдь  не  единственное свидетельство непоследовательности   А.  Дугина,  восходящей,  в  конце  концов,   все к  тому  же географическому экстремизму. Так   у  него,  с  одной  стороны, "современное евразийство готово  к интеграции и объединению близких культур и цивилизаций на базе «теории автаркии больших пространств» или «региональной глобализации»." ... Но  тут же
"мировоззренческой, идейной основой интеграции"  называется
"утверждение дифференциализма, плюрализма ценностных систем против общеобязательной доминации какой‑то одной идеологии"...
Если в  первом  положении   пусть  мягко, но  заявлена   опора  на  традицию, а  значит,  на  системообразующую  культуру, как  носителя  этой  традиции,  то во втором   -   эталонный  цивилизационный мультикультурализм.
Источником,  хотя  и  не  таким  очевидным как  географический экстремизм, непоследовательности  А.  Дугина  является,  видимо,  и  то   обстоятельство, что  евразийство  мыслится  им как   альтернативная  либерализму  глобальная   идеология,  тогда  как  в  исторической России  ее  практическое   евразийство    являлось    всего лишь  политической   методологией,  обслуживающей   некую  государственную  идеологию (Москва- Третий  Рим ).  Складывается  впечатление ,  что это  чрезмерное    склонение  методологии в  сторону  идеологии и  является   ахиллесовой    пятой  современного   евразийства .Да  и  классического  также.  Правда, классики   за  рамки  теоретических  экзерсисов  не  выходили.  Нынешние   же такое   евразийство   предлагают  уже  в  качестве  абриса  для  реальной  политики.
    А   Дугин  ратует за "традиционализм, опору на традиционные, консервативные ценности, бережное отношение к религиозным и культурным традициям всех этносов и народов Евразии."  Им  провозглашается " императив межконфессионального диалога и активного взаимодействия традиционных религиозных организаций на пространстве Евразии ".Но,  к сожалению,  пока  упускается из  виду,  что  все  эти  прелестные  вещи    так  и  останутся  лишь  благими  пожеланиями,  если этносы-культуры-конфессии  усядутся в «государстве-мире», «государстве-континенте», «государстве-материке»   за  круглый  стол...  Если  над  этим  круглым столом  не  будет   возвышаться   трон   государствообразующего народа.  Вот уж куда     непременно должен  быть  заложен   монархический  принцип:  народ-государь и  народы-подданные  этого  государя.  Иначе  никакого  стратегического  альянса  не  будет. За круглым-то  столом точно  никто   не  уступит.  И  нужно,  наконец,  решиться  и четко заявить  то,  что с  необходимостью  следует  из  истории.
  Да,  каждый этнос,  каждая   культура теоретически  имеет абсолютное  право  на   абсолютно  независимое  существование.  Но практически   реализовать такое   право  да еще на протяжении  многих  веков     может лишь  редкая  культура.   Очень   даже редкая   -  уникальная.  И  с  этим  народам, проживающим   в   России, надо  просто    смириться, как  мы смиряемся, например,  с  разной  одаренностью  отдельных  людей  и  не  уповаем в  этом  вопросе  на    всемогущий  круглый   стол.  Надо  смириться  и считать  потрясающим     везением,  что оказались в  таком  благодатном, охраняющем  и  сберегающем  поле, как русская  Россия.

Итак, в   дугинском варианте  евразийства  отсутствует  идея  доминатности,  идея  системообразующей  культуры.  А  раз  так,  то на роль  реальной    системообразующей   сущности  претендовать  может лишь рубль-бакс- евро. Однако на  такой основе    объединить  можно интересы, например,  Ромы  и  Дворковича,  но  не интересы  народов .   И  попытка  выстроить    с  помощью  такой  сущности    да  еще  на  принципах  плюральности  евразийский союз  будет,  скорей  всего,  очередной вариацией   на  тему " мы наш, мы новый  мир  построим"...  Там надежды  связывались с  пролетариатом, который  благополучно  вместе  со своей  исторической  ролью сгинул  в новейших  информационных  и материальных  потоках... Здесь упования   на - мифическое  сближение  ( спекание)татаро-монгольской  и русской  государственности, которое сгинет  еще  быстрей.  Как  только за  этим  круглым  евразийским  столом русское ослабнет,  новая  орда  сметет его  и установит  тотальное  свое,  по  сравнению  с  котором  либерально-иудаистское  покажется  раем.

" ...Эта система имеет как одно стратегическое единство вокруг ядра русских, так и полифонию этносов (не наций, а именно этносов), которые живут на территории России, на территории постсоветского пространства, образуя цивилизационное единство. "

Без  русской доминанты ,  без опоры  на  мощное   православное поле  цивилизационному единству  в  Евразии не  бывать   -   одна  средневековая  экспансия Азии только  и  останется.  Европейский  путь  нельзя, конечно,  провозглашать универсальным,  но не  стоит   впадать   в  другую  крайность  - не замечать  того,  что  европейский  путь  -  это общечеловеческое  достижение, в  котором   воплотился великий опыт  Европы  в  выпасе  человеческого  бытия, одним  из результатов  которого  стало  христианство.


Примечания


1.Александр Дугин о  своих  взглядах  на  евразийскую  идею (http://globalconflict.ru/analytics/6788-dugin-referendum-o-vossoedinenii-respublik-sssr-prosto-neobxodim

2.   А  Дугин Евразийство и постмодерн
http://zavtra.ru/cgi//veil//data/zavtra/11/935/41.html





Первая беседа  о евразийстве http://vsurikov.ru/clicks/clicks.php?uri=2013/2013p1215pput5.htm
Вторая беседа  о евразийстве http://vsurikov.ru/clicks/clicks.php?uri=2013/2013p1223pput6.htm
Третья  беседа  о евразийстве http://vsurikov.ru/clicks/clicks.php?uri=2014/2014p0228pput7.htm
This page was loaded июл 22 2017, 2:44 pm GMT.