?

Log in

No account? Create an account
Валерий Суриков,surikovvv
4 ноября 2009 - послепраздничное, оптимистическое. 
7-ноя-2009 12:38 pm
4 ноября 2009 - послепраздничное, оптимистическое.

1.

Мне уже приходилось комментировать
недавнее рассуждение Александра Казакова о возможном возвращения к активной внутриполитической деятельности Дмитрия Рогозина. Идея эта, похоже, не является столь уж умозрительной - полностью отвлеченной от российских политических реалий.
В пользу этого предположения свидетельствует, в частности, следующее. 15 октября в Институте динамического консерватизма состоялся весьма интересный круглый стол на тему «Партия русского православного большинства». Открывший дискуссию Виталий Аверьянов определил «русское православное большинство» как общую часть (область наложения)двух множеств - множества церковных православных людей и множества людей, тяготеющих к русской культуре. Это большинство, по мнению В. Аверьянова, и может стать основой новой политической партии. Идея, как видим, - оригинальна и изящна. И выстраивается она на двух исконно русских опорах, активно - вот уже тысячелетие -взаимодействующих с друг другом.
Те, кто следит за публичными выступлениями ( проповедями ) Патриарха Кирилла не может не обратить внимание на то, с какой последовательностью и искусством он выстраивает (восстанавливает) эту общую часть - стягивает в единую опору две национальные силы, всегда определявшие в России практически все.
К сожалению( так, по крайней мере, следует из краткого отчета на « Русской линии» ), идея В. Аверьянова не встретила понимания и адекватного отклика ни среди таких зубров нашего национализма, как Андрей Савельев, ни среди таких столпов нашего политического православия, как Егор Холмогоров.
А вот Михаил Ремизов не только идею по достоинству оценил, но и в определенном смысле конкретизировал ее, заявив, что « это должна быть русская политическая партия на основе православного мировоззрения».
Буквально через несколько дней М. Ремизов вновь вернулся
к этой идее, используя как повод встречу президента с верхушкой четырех парламентских партий. Причем, вернулся он как к идее уже почти практической.
Складывается впечатление, что в этой жесткой статье о нищете нашей оппозиции и нашей партии власти, М.Ремизов деликатно, но настойчиво подталкивает высшую российскую власть к некоторому радикальному шагу в области партийно-парламентского строительства. И когда ведет речь о том, что партии власти пора осознать: «дискредитация института выборов должна заботить ее гораздо больше, чем оппозицию». И когда напоминает, что именно в компетенции президента «находится абсолютно все, что касается проблемы доверия общества к государству (в том числе, к выборам и судам)». И когда подчеркивает, что «укрепление флангов политического поля расширило бы свободу маневра президента». И когда весьма и весьма скромно оценивает политические возможности трех оппозиционных партий, представленных ныне в парламенте - когда говорит, имея в виду, видимо, самую перспективную из них - «Справедливую Россию», о той роли, которую в политической судьбе последней может сыграть отсутствующая у ней пока опора на «на сильную идеологическую субкультуру» .
Здесь, похоже, и находится главный смысловой центр рассуждений М. Ремизова. И именно здесь им упоминается рогозинская «Родина»…
2.

Успеет ли наша высшая власть дозреть до практических мер в области переопределения своей партийно-парламентской парадигмы?.. А если успеет, то решиться ли на то, чтобы так или иначе опереться на экзотическую идею, высказанную на круглом столе?.. Очевидно, что в нашем тандеме -дуумвирате слишком уж много той совершенно безнадежной определенности, что понуждает отбрасывать подобные вопросы еще на дальних подступах. Но в то же время осталось в нем и нечто, не до конца определенное и внушающее надежду … Понятно, что ни сверхинтеллектуальные круглые столы, ни суперизысканные аналитические материалы сами по себе решающей роли в прозрении российской власти не сыграют: воцарившийся ныне в России тандем- дуумвират все-таки из прошлой - прошедшей - эпохи и вразумить его потому может лишь импульс снизу.
Что-то, способное вразумить власть, несомненно в обществе постепенно накапливается. И русский вопрос, в частности, сегодня ставится и звучит в России значительно четче и весомее, чем даже год тому назад. Это наглядно продемонстрировало 4 ноября 2009 года.
По крайней мере, три события этого дня есть смысл выделить особо.
3.

Русский Марш в Москве - легальный, самый за всю историю маршей массовый и… полностью проигнорированный центральным ТВ. Синергия русских националистов и органов правопорядка - они пока не братались, но вели себя по отношению друг к другу с подчеркнутым пиететом. Высокий уровень организации, точнее самоорганизации марша - многотысячное, достаточно разнородное и не отличающееся особой изысканностью манер скопление молодых людей не было толпой. Это был именно марш, шествие, демонстрация… В меру свободное. И в меру само себя стесняющее - еще накануне марша его организаторы призвали участников к сдержанности и благоразумию как в словах, так и в жестах. И призыв этот был в целом услышан.
Несомненным достижением марша следует считать политическую декларацию, зачитанную на митинге Константином Крыловым . Этот документ вряд ли станет программным - как программа действий он слишком категоричен, ортодоксален, непримирим. Но он вполне может сыграть роль документа установочного, способного в условиях беспардонной глобализации, отпущенной на самотек и безжалостно разъедающей все национальное, сориентировать и русского человека, и русское национальное движение на те сверхцели, на которые им следует выгребать - чтобы выйти в итоге на оптимальный для России результат.

4.

Патриаршее шествие через Манежную площадь. Это достаточно многолюдное, проведенное в подчеркнутом демонстрационном стиле мероприятие призвано было предъявить граду и миру российское единение наций и конфессий. Верификация, несомненно, состоялась. Но также несомненно и то, что подобное шествие, как всякое чисто демонстрационное мероприятие, характеризуется весьма коротким периодом эффективности и при повторах, как правило, быстро обесценивается. Однако, как отправная точка некоторого процесса, это шествие несомненно значительно и значимо.
Патриарх и Президент во главе шествия… Синод Русской православной Церкви, правительство России в полном составе… Московское священство, московская власть… И только потом другие участники… В России с ее государствообразующим народом должно быть только так - к такой схеме должны эволюционировать со временем подобные шествия…

5.

И наконец третье мероприятие этого дня, информационно практически не представленное не в СМИ, не в Интернете. Я имею в виду крестный ход по Бульварному кольцу, впервые состоявшийся в 2007, затоптанный ОМОНом в 2008 и каким-то волшебным ручейком просочившийся по московским бульварам в 2009. Марш и шествие, конечно же, не могли не обескровить этот крестный ход - не свести его к некоторому частному, городскому, исключительно внутрицерковному мероприятию. Но, расклад 2009 года: официальный центр на Манежной, неофициальный - в Люблино и невнятная периферия где-то на бульварном кольце - это, будем надеяться, лишь начальная стадия становления той мощной российской традиции, которая в конце концов сформируется на основе тех составляющих, что заявили о себе в 2009 году в Люблино, на Манежной, на Бульварном кольце.
Эти три составляющие не могут не тянуться друг к другу - не воздействовать друг на друга. Неожиданными могут оказаться лишь конкретные - промежуточные - формы этого взаимодействия, но не окончательный результат: российский крестный ход на осеннюю Казанскую с Патриархом и президентом во главе, с Российским правительством и Синодом Русской православной Церкви в первых рядах. И далеко не очевидно, что местом это крестного хода станет Бульварное, а не Садовое кольцо…
Убеждение, что в процесс своего развития празднование 4-го ноября выльется во что-то подобное, причем не только в Москве, но в каждом городе, населенном русскими, во многом опирается на то, что именно в массовом всенародном шествии в честь особо почитаемой в России иконы Казанской Божией Матери, по- особому плотно накладываются друг на друга те два российских множества, которые так проницательно высмотрел и зафиксировал В. Аверьянов. Как это ни парадоксально, но новая политическая сила в таких крестных ходах, скорей всего, и сформируется, в конце концов…

6.
Оптимальное и окончательное решение русского вопроса в многонациональной России, как мне представляется, будет связано с почти полной деполитизацией этой проблемы - с переводом ее на самый нижний, по преимуществу бытовой – муниципальный уровень. Однако идея, сформулированная В. Аверьяновым, заставляет внести определенные коррективы в эту позицию - признать, что политическая редукция в данной проблеме возможна только как результат. Придти же к этому результату, можно лишь одним путем - через предельную политизацию этой проблемы. Как в такой исключительно деликатной форме, которую выбрал Виталий Аверьянов. Так и в той исключительно непримиримой форме, которую предпочел на митинге 4 ноября Константин Крылов.

7.

И в заключение одно чисто практическое соображение. Очевидно, что в нетривиальных результатах, достигнутых за последний год русским национальным движением, решающую роль сыграли победы в конкретных делах. Три из них очевидны: дело Ани Бешновой, дело московской учительницы Светланы Гоголевской и дело черных ястребов, на поверку оказавшихся вальдшнепами…
И, похоже, намечается еще один повод для конкретной атаки, значительно более эффективной по последствиям и с не плохими шансами на успех. Конечно, нужна экспертная оценка очень квалифицированного юриста, но что-то перспективное, кажется, здесь присутствует…
Мой оптимизм подпитывается исключительно дельной, опубликованной еще в начале лета, но так и не получившей до сих пор должной оценки статьей Олега Неменского
«Право на конфликт».
О. Неменский сумел изготовить совершенно изумительную отбивную котлету из этого чудища современной российской юриспруденции под названием 282-я статья УК. И это отнюдь не самый главный его результат - в статье много чего есть не просто интересного, но заслуживающего самого пристального внимания. Того, что в обязательном порядке следовало бы зачитывать перед началом каждого рабочего дня всем клеркам и столоначальникам президентской администрации.
Привожу самые важные, на мой взгляд, строки из этой статьи:
« Так современная российская власть через УК навязывает обществу (и в первую очередь русским) отказ от какой-либо субъектности. И если в случае с отстаиванием прав и привилегий национальных и религиозных меньшинств ей часто не дают хода, так как действует требование защиты меньшинств, стократ усиленное этническими и диаспоральными лобби, то в случае с русским вопросом она работает полностью.»

Я допускаю, конечно, существование особой логики у отчаянно юридизированного мышления. Но с точки зрения моей логики - обычной, ширпотребной - получается приблизительно следующее: раз статья УК лишает субъектности один из народов России, значит, она нарушает ее конституцию.
Разве это не повод для иска в Конституционный Суд…

Так, может быть, соберемся с силами и через Конституционный Суд завалим в 2010-м 282-ю…
И тем сделаем шаг. Как к возрождению «Родины». Так и к всероссийскому крестному ходу в честь Казанской иконы Божией Матери…

Валерий Суриков
This page was loaded ноя 21 2017, 2:17 pm GMT.