?

Log in

Валерий Суриков,surikovvv
Корсунская (Торопецкая ) икона Пресвятой Богородицы и вокруг. 
17-дек-2009 08:32 am
Начну с главного. Я полностью поддерживаю эту идею: все без исключения иконы должны находиться не в музеях, а в храмах. Государство просто обязано расплатиться по старым счетам и все, что когда-то изъяло из Церкви, вернуть. Понятно, что возвращение - это не акция, а процесс. Хотя бы потому, что в храмах, куда иконам предстоит вернуться, условия их экспозиции ( режим температуры, влажности, шума) должны быть не хуже, а лучше музейных. Причем, на порядок лучше, учитывая то обстоятельство, что состояние икон со временем вряд ли будет улучшаться, и потому потребуются все более совершенные формы ухода за ними.
Понятно и то, что даже самые посещаемые храмы , при самой щедрой благотворительной поддержке самостоятельно обеспечить все это в постоянном, не зависящем от случайностей режиме не смогут. Поэтому собственно передаче икон должно предшествовать создание специальной государственной службы ( с отдельной строкой в бюджете), которая должна обеспечить нормальную экспозицию икон в храмах: заказать, закупить и смонтировать соответствующие климатические установки, организовать регулярный анализ состояния икон и их текущую реставрацию - одним словом все, что предусмотрено в приличном музее.
Очевидно и то, что возвращать иконы есть смысл исключительно в те храмы , из которых они были в свое время изъяты. Если храм разрушен, то государство, естественно за свой счет, обязано прежде восстановить его.
С учетом вот этих предварительных замечаний и попытаемся оценить события, которые имели место в последнее время вокруг Корсунской (Торопецкой ) иконы Пресвятой Богородицы.
Состояние самой иконы крайне тяжелое. Она фактически медленно умирает. Ее, и в самом деле, не только перемещать - к ней прикасаться нельзя.
Вот подробнейшее, выполненное специалистами описание ее состояния. В этом материале можно найти и копию Письма Патриарха Кирилла министру культуры.
Трудно, конечно, судить каким образом( через кого!) вышли на Патриарха с идеей перемещения иконы устроители того нового храма в одном из поселков Подмосковья, где эту икону они собирались разместить.
Но если судить по открытому письму Президенту, в котором, просьба Патриарха продублирована и которое подписало более 20000 человек, старец, духовник Оптиной пустыни, схиигумен Илий (Ноздрев) и протоиерей Димитрий Смирнов, возглавившие список подписантов ,скорей всего, сыграли здесь решающую роль.
У меня нет ни малейших сомнений в чистоте помыслов Илия и Дмитрия Николаевича, не говоря уже о Патриархе. Но я не могу избавиться от ощущения, что в этом их совместном, достаточно деликатном, но мощном давлении на власть присутствовало нечто чисто прагматическое: воспользоваться тем, что в этом новом храме, воздвигнутом под сенью элитного подмосковного поселка, созданы исключительные условия для хранения иконы и создать прецедент - вырвать из музейного заточения хотя бы одну икону и тем положить начало процессу возвращения. Я охотно допускаю, что неоднократные попытки договориться с властью на этот счет были и прежде, но все они оказались безуспешными. И тут такой случай… Им нельзя было, наверное, не воспользоваться. Настолько нельзя, что сам факт передачи иконы из одного (музейного) затвора в затвор элитного поселка отступал на второй план…
Судя по всему, вопрос о передаче был предварительно согласован по всем инстанциям. Письмо было подписано Патриархом 24 ноября .Уже 25 из министерства культуры в Русский музей отправлена соответствующая реляция, а 30 реставрационным советом музея принято решение о возможности временного экспонирования иконы за пределами музея. Проблема решена , таким образом, за 6 дней. Подобные - космические - скорости дело-производства в современной России возможны лишь при непосредственном и сверхактивном участии Администрации президента. Во всяком случае, протестное письмо президенту от группы сотрудников Русского музея ( написано 27 ноября ) осталось, кажется, без ответа. И 3 декабря икона была перевезена в церковь Александра Невского в Княжьем Озере.
Но дискуссия на этом не окончилась.
Священники продолжают разоблачать работников музея( музейщиков, слово непременно в кавычках )

Специалисты, поддерживающие передачу, отмечают , что плачевное состояние иконы вполне может быть связано с непродуманным вмешательством реставраторов .
Пресса, пребывающая в либеральной стойке, мертвой хваткой вцепилась в главного инициатора и устроителя - в воцерковленного олигарха средней руки Сергея Шмакова ( материал сделан, конечно, в хамоватом стиле, но в части описания быта Княжьего озера, скорей всего, адекватен).
Есть и попытки в спокойных, уважительных тонах разобраться (Анна Толстова ) в реституционных спорах между музеями и Русской православной церковью ...
Да, стенограмма совместного заседания реставрационного совета и министерской комиссии( - председательствующий на заседании господин Карлов предпринял, можно сказать, титанические усилия для того чтобы предельно ограничить обсуждение и направить его в нужное для министерства русло ) свидетельствует, и это признали практически все участники заседания, что условия хранения иконы в Княжьем озере уникальны...
Да, икону благополучно перевезли (а именно с перевозкой были связаны основные опасения)…
Да, господин Шмаков, несмотря на свою суб-олигархическую сущность оставляет вполне приличное впечатление…
Но неприятный осадок от всей этой истории( ощущение какой-то неблагодатности всего случившегося ) все-таки остается. Наверное потому, что здесь очередной раз случилось то, что стало в современной России, увы, нормой. На левой чаше весов - связи и деньги, на правой - мнения специалистов, объективная экспертиза. В России сегодня левая чаша перевешивает в ста случаях из ста. И в этой почти фатальной предопределенности - главный, наверное, источник и всех наших нестроений, и, если разобраться, всех последних трагедий…
Мне представляется , что лишь одно завершение этой истории может поправить впечатление от нее - еще одна, и теперь уж последняя, транспортировка иконы. Только не в Русский музей, а в восстановленный Корсунско-Богородицкий собор. Перемещение вместе с уникальным княжеозерским климатическим оборудованием и княжеозерской системой охраны - пусть насельники коттеджей Княжьего озера довеку возьмут на себя расходы и по передислокации иконы и по ее охране.

Когда-то к югу от Москвы, в страшных калужских лесах промышлял разбойник и душегуб по имени Опта. Пришло время - он покаялся и наработанные в разбое средства вложил в обустройство обители, которая подвижническими и молитвенными усилиями монахов постепенно превратилась в духовную жемчужину России - в Оптину пустынь.
Современным русским воцерковленным предпринимателям, возжаждавшим внести свою лепту в благодатное переустройство России, также, наверное , следует действовать по этой схеме . Не пытаться купить, привнести благодать извне, а создавать ее заново, на пустом месте - своими личными усилиями.
Россия страна большая… Пара гектаров тайги где-нибудь, например, в верховьях Нижней Тунгуски… Несколько изб… Деревянная церковка… И лет двести-триста подвижнического служения… Твоего и твоих потомков… Глядишь, какая-нибудь из написанных для этой церковки икона и станет чудотворной….
This page was loaded июл 26 2017, 4:37 pm GMT.