?

Log in

Валерий Суриков,surikovvv
Премия имени Ю. Казакова - год 2009 
12-фев-2010 11:40 am
Премия имени Ю. Казакова - год 2009
( о коротком списке и лауреате несколько слов вдогонку)
Да, вполне можно согласиться с С. Костырко ( http://magazines.russ.ru/novyi_mi/refl/refl_sk_19.html), что в рассказе Николая Климонтовича “Эльдорадо” (http://magazines.russ.ru/october/2009/5/kl2.html)( присутствует «“казаковская нота”, в частности, то знобящее и радостное состояние открытия мира (нового пространства, пейзажа, людей), которое определяло звучание рассказов молодого Казакова, и которое, уйдя как бы в эмоциональный подтекст прозы Климонтовича,»... Но там, увы, присутствует, и не только присутствует, но и весьма энергично звучит, и другая, совершенно не свойственная Ю.Казакову, нота - подчеркнуто презрительное отношение к этому открываемому пространству… Времена сейчас, конечно, несладкие , и, согласимся, порою трудно сдержать себя. Однако, это очень опасный срыв, особенно при том уровне беллетристического мастерства, который демонстрирует Н. Климонтович. И ведь, казалось бы, Н. Климонтович прекрасно владеет этим искусством - держаться на грани… Возьмете, например, его «Время сбора абрикосовых косточек» , http://magazines.russ.ru/october/2008/4/kl4.html из октябрьской подборки 2008 года. Вот это, действительно, казаковский рассказ - сколько там тонкого изысканного, деликатного любования вновь открываемым пространством…
“Дом №3, или Черный день” Моше Шанина ( http://magazines.russ.ru/october/2009/2/sh7.html), я убежден, место свое в коротком списке премии занял по недоразумению. Я опять-таки не отрицаю собственно изобразительного мастерства автора, но к художественной прозе, извините, это не имеет и малейшего отношения. Тем более к классическому русскому рассказу. Отличные пробы пера, замечательные эскизы, эффектные зарисовки в записной книжке - все, что угодно, только не художественная проза. С.П. Костырко, по-моему, в своей оценке этого рассказа выдает желаемое за действительное. Чтобы те фразы( или действия) которые он выделяет у М. Шанина обрели тот обобщающий мировоззренческий смысл, который им приписывается , автору необходимо было , хотя бы ненадолго, залезть в шкуру героев своих зарисовок. Это сразу бы смягчило акценты, подправило тон и открыло тропинку к художественному исследованию… . … А так - получился набор картинок, зарисовок извне. Да, с мастерством исполненных, но сухих, равнодушных, а местами даже издевательских ….
Очевидно литературное мастерство и Марины Бувайло("Улики" ( http://magazines.russ.ru/october/2009/11/er6.html.) Изложи она этот сюжет более экспрессивно, на 5-6 страницах - могла бы получиться вполне эффектная зарисовка на тему взросления юноши. Но автор растягивает, детализирует свое повествование. С намерением , видимо, вывести читателя к каким-то психологическим глубинами. Но теряется темп, глубины так и остаются в легкой беллетризованной дымке… И ощущение бессодержательности текста - тут как тут…
Рассказ Артура Кудашева “Красная директория” (http://belskieprostori.pressarb.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=336:2009-09-02-17-20-58&catid=6:2008-11-18-12-19-07.htm) мне понравился, хотя я и не вижу в его сюжете «достаточно емкую метафору с историко-философским содержанием» Опять-таки прекрасная зарисовка, но уже из разряда исторических. С.Костырко здесь совершенно прав - увлекательно поданный исторический анекдот. И характеры в этом сюжете проглядываеются, и читается с интересом. Но один из шести лучших рассказов 2009 года - это явный перебор.
Чтобы согласиться с этим достаточно сравнить текст А.Кудашева с текстом еще одного пробившегося в шестерку - с рассказом Георгия Давыдова “Как избавиться от сверчков” (http://magazines.russ.ru/znamia/2009/9/da6-pr.html). С.Костырко, скорей всего, прав: текст рваный, фрагментарный, мозаичный, - хаотическое, антихудожественное повествование. Оно даже может раздражать на фоне той гладкости, которая присуща остальным из представленных в шестерке. Можно согласиться и с тем , что « эффекта полноценного художественного произведения автор достигает как бы вопреки выбранным средствам». Сергей Павлович, правда, не задается вопросом, а почему, собственно, имеет место этот странный и неожиданный эффект, когда, касалось бы, механическое нагромождение фактов и событий вдруг превращается в художественное произведение. И зря не задается. Задался - было бы проще признать, что именно давыдовский рассказ есть и истинно казаковский, и лучший из шести отобранных.
Загадка же этого рассказа достаточно проста - в нем заложена и блестящим образом, без малейшего нажима, походя, между делом, невзначай представлена, нет, даже не представлена, а обронена одна и истинно национальных идей - автор очередной раз прикоснулся к тайнам русского духа. Вещи, коллизии судьбы , события, здесь, в его «Сверчках», так же как во всех других рассказах его, всегда что-то второстепенное. Повод для размышлений о состоянии человеческой души и духа - не более того. И в том Г. Давыдов нисколько не оригинален. Обычное для человека, одаренного литературным слухом и вкусом, умение каким-то образом переводить все эти вещи-коллизии во второстепенное - в стаффаж. И извлекать из них то самое состояние. К этому умению, собственно, и сводится любое художественное мастерство. В том числе и литературное.
Исключительны возможности, данные человеку для того, чтобы приспособиться и выжить в самых невыносимых жизненных обстоятельствах. И если эти возможности в человеке ( по их силе и значимости) с чем-то есть смысл сравнивать, так это с существующим порой у него категорическим нежеланием приспосабливаться к чему-либо и к кому-либо. В тех исключительных возможностях приспосабливаться - источник как обновления, так и вырождения. И только оно, категорическое нежелание, определяет, куда сместится равновесие в этой страшной связке обновление-вырождение. Только одно это нежелание. И ничего больше…
Вот эта редкая особенность русского духа - категорическое нежелание приспосабливаться - и есть главная тема Георгия Давыдова. Посмотрите любой из его рассказов, и вы увидите, или почувствуете, это страшное сопротивление, эту сверхценную и благодатную духовную инерцию, которая, несмотря не на что, в России осталась, сохранилась. Которую несет в себе и сам Георгий Давыдов. Которой он освятил прозу свою.
И как ни старались пескоструйные аппараты советского времени, как ни усердствовали в России почти двадцать лет либеральные катки - избавиться от категорически настроенных к сопротивлению сверчков так и не удалось. Они по-прежнему неукротимы в своем наивном и великом посверкивании.
И будьте спокойны - избавиться от них не удастся. Проза Георгия Давыдова и об этом. И именно поэтому она вне конкуренции в шестерке.

Все это было написано мною еще в декабре - в короткой рецензии на рассказ Г. Давыдова. Там же шла речь и о его главном конкуренте из остальных пяти - об Олеге Ермакове. Хотя, конечно, я имел в виду вовсе не «Легкий поток» http://magazines.russ.ru/october/2009/11/er6.html , за который ему
выдали «Казаковку». « Поток» еще не был прочитан, мои впечатления о малой прозе О. Ермакова целиком определялись тогда его рассказом «Вечный солдат» (http://magazines.russ.ru/novyi_mi/2009/11/er4.html). Это, вне всякого сомнения, выдающийся рассказ - поразительное, очень редкое по нынешним временам сочетание чисто литературного мастерства, современных(модных, можно сказать) композиционных приемов и глубины. Именно глубины. Эпитет философской здесь будет вполне уместен, поскольку в рассказе, нет, конечно не вскрыта, но приоткрыта сама метафизика войны… Я не могу понять , почему жюри с такой легкостью предпочло этому маленькому шедевру предельно средний «Легкий поток». Неужто и в жюри наших литературных конкурсов контрольный пакет окончательно захватили эффективные менеджеры…
Не будь опубликованы рассказы О. Ермакова из цикла «Арифметика войны», можно было бы и принять вывод С. Костырко: « перед нами философский этюд о самом феномене свободы, о состоянии свободы, о составляющих свободы». А почему бы и нет?.. Таков вот автор - таковы его индивидуальные возможности при философических погружениях… Но на фоне «Арифметики» «Лекгий поток» выглядит как... - ну как, скажем, утонченная пародия. И можно даже высказать предположение, что (осторожно, исподволь) пародируется…. Не исключено, что , подзаголовок «Лимонадный Пелевин» как раз и идентифицировал точнейшим образом жанр этого рассказа (гуляла по экранам страны когда-то пародия на боевик под названием «Лимонадный Джо»)…
В связке же с замечательной рецензией Андрея Немзера http://www.ruthenia.ru/nemzer/pelevin-T.html этот рассказ О.Ермакова звучит для «проекта Пелевин» почти как приговор.
This page was loaded июл 28 2017, 2:56 am GMT.