?

Log in

Валерий Суриков,surikovvv
Сергей Кургинян и Александр Дугин - этюды пессимизма 23 . Этюд последний - оптимистичес 
10-мар-2015 11:00 am
Сергей  Кургинян  и   Александр   Дугин     -   этюды пессимизма
23 . Этюд последний -  оптимистический. 

                                         1.  
Реальные  надежды    мировой  цивилизации  на  выживание  в  формах, к  которым  еще  можно  применять  термин гуманистические,  имеет  смысл  связывать,  видимо,  лишь  с  развитием,  опирающимся на  модели  второго  типа, то есть   с   теми,  в  основу  которых     положено грамотное  неспешное ,  управляемое  обновление   традиции. А  значит, потребуется такая  система    организации  и  самоорганизации общества,  которая  позволяет   осуществлять  это   приторможенное,  подмороженное,  с постоянной оглядкой   на  последствия, развитие .   То  есть    цивилизация ,   осознавшая   меру опасности, исходящей от новизны, вырвавшейся из-под общественного контроля,  новизны, не обновляющей, а самовластно господствующей , обязана позаботиться о создании  системы  управления, построенной на традиции и искусно регулирующей взаимодействие новой каймы и традиционного   ядра.  И  в  фундамент  этой  системы  управления  должен  быть  положен один из  основополагающих  принципов  христианства -  принцип  самоограничения.  Но  уже  не  как   индивидуальный, а  как  коллективный -  как  принцип  цивилизации, державы.
Однако цивилизация  земная,  издревле выстраиваемая под управление сверху,  чаще оказывалась  неадекватной,  чем соответствующей,  представшими  перед  ней вызовами. Она не считала нужным во время задуматься... О социальной нагрузке на капитал,  например… О последствиях некоторых открытий в физике,  а теперь вот и в биологии... Она явно заигралась с  правами человека… Она по-детски - изумленно раскрыв рот и выпучив глазки - встретила информационную революцию…
Все эти «просчеты»  работают, в конце концов, на один,   действительно,  глобальный и,  главное,  политический вывод: организация человечества сверху исчерпала свои ресурсы и число «просчетов» будет теперь постоянно превышать число «достижений».   
                                           2.

Существуют  ли  какие-либо   серьезные основания  для   столь  радикального  вывода?  Да,  они существуют  и  смысл  их  заключается  в  том,  что   мировая   цивилизация окончательно   переместилась  в    неравновесное состояние, и именно  поэтому    классическое,  ориентированное  на  равновесность    управление (то есть  организация   человечества  сверху)   утратило   свою эффективность.
  Что  здесь  имеется  в  виду?
У  меня есть  статья  2007 года,    в  которой   предпринята  попытка  разобраться  в идеологии А.Неклессы, яркого  сторонника  равновесных  схем  управления в  современных критических  обстоятельствах  (1).  Кое-что из  этой  статьи   я    и приведу  далее.
Элита понимается  А. Неклессой     (   несмотря  на обильное  и  виртуозное    использование    модной синергетической  терминологии) все-таки   как  образование,  ориентированное  на  управление в ситуациях критических,  но  лишь  умеренно  отклонившихся   от  равновесия.   На  равновесные   состояния ориентировано     и    утверждение  А. Неклессы о  возрастающей  ныне"роли  личности   в  истории " . Он  не раскрывает  в  закавыченной им  фразе  никакого   нового,  современного    содержания,   а оставляет  в  ней   смысл,  характерный,   скорее, для  19-го  века.   То  есть  сводит    все  к  возрастанию « значения деятельного и амбициозного человека» . В  то  время как   последовательно неравновесный  подход требует признать рост  роли каждого  единичного  и согласиться,  таким  образом,  что «элитарность»(  то  есть  сама-себя- обслуживающая элитарность,   свободная  от обязательств перед  «массой» )перестает  быть карт-бланшем   на   историческую роль. Именно  из  этого следует   рост   роли  самоорганизации в  неравновесном   состоянии.
В  качестве основания  для    подобных выводов   вполне   можно взять    исследования  Ильи  Пригожина в  области  неравновесной  термодинамики  и   необратимых  процессов -именно на его разработках выстраивалась  синергетика.
«Вдали от равновесия когерентность поведения молекул в огромной степени возрастает. В равновесии молекула "видит" только своих непосредственных соседей и "общается" только с ними. Вдали же от равновесия каждая часть системы "видит" всю систему целиком. Можно сказать, что в равновесии материя слепа, а вне равновесия прозревает»
Так,  на  примере химической  реакции   И. Пригожин  характеризует принципиальную  особенность  неравновесных  систем. Рост коммуникационности  (  согласованности, когерентности)— как  следствие  удаления  от равновесного состояния.  Этот  принцип, судя  по   всему, является  фундаментальным   и, следовательно,   может   работать   и в  социальных системах. И для   них его можно  попытаться  переформулировать в обратной редакции: рост коммуникационности  и  как  следствие - переход из равновесного    в  неравновесное  состояние.
  В  течение   19-го   и 20-го  веков коммуникационность   росла  во  истину   по  экспоненте - иначе  и не  оценить этот  фантастический переход  в  средствах  передачи  информации от  скачущего с новостью  всадника   до  сигнала  в     интернетовской сети.  И именно  поэтому  придется согласиться: стремительный переход цивилизации  в  неравновесное  состояние   совершился,  и с  ним  нужно  считаться ,  как  с  непреложным  фактом.  А  это    делает бесперспективными любые  ставки  на  классическое управление  и   выводит  в  лидеры   идею  самоуправления. Классическое  управление здесь   может  держаться исключительно на подавлении коммуникационности - на  возвращении пусть  не к всаднику, то хотя бы   к  паровозу (идея  консервативной  революции  ,  наверняка,  держит  в загашнике и  такие  средства ).   Не  лучшие  перспективы  и   у  той  "самоорганизации "  под  управлением  американских  зеленых  фантиков    в  костлявой  руке  рынка,  что  выстроена  к  сегодняшнему  дню   в России .
                                3.
Переход  в  неравновесное  состояние  коренным   образом    переопределяет основной признак элитарности.  Отнюдь  ни самодовольным эффективным  менеджерам , ни легковесным интеллектуальным петушкам  из  корпорации «люди воздуха»  сулит история  первые  роли,   а максимально приближенным к  среде,   слившимся  с ней  людям почвы,  людям   традиции.   «Элите»,  оторвавшей  себя   от  массы и   с пренебрежительным  прищуром рассматривающей ее, придется  возвращаться в породившую  ее среду    и   обустраивать ее.   В том  смысле,   что концентрировать  и обобщать ее  опыт самоорганизации. 
  Никакие,    даже  самые  изощренные, попытки  привить   идеологию   равновесного  управления   к  управлению принципиально неравновесному    ни одной  проблемы  до    конца  все  равно   не  решат. «Люди  воздуха»  или кто-то еще  из им  подобных,   вне   всякого  сомнения, предпримут   попытку   на  свой  манер   оседлать  неравновесный  мир.  Но им   все равно придется  уйти  —   элита   должна успеть снять   кавычки  со  своего  наименования.   Это,  скорее  всего,  единственный  оставшийся  у  мировой  цивилизации  шанс. Поскольку попытки внешнего   управления    в    неравновесной  ситуации  как  раз и  могут  спровоцировать ту  флуктуацию,  что  запустит   в неравновесной  системе  катастрофические  лавинообразные  процессы.
Для  того  чтобы  совокупность единичных, обладающих  индивидуальными   волями,  демонстрировала не  только стихийное когерентное  поведение (с  чем     и наша,  и мировая  история   хорошо   знакома,  по   бунтам,  восстаниям,   революциям ), она   должна быть    пронизана — опосредствована —   некоторой   структурой.   Это -структура,  практически   лишенная   управленческой   иерархии,  но  объединяющая    в  единую    сеть  тех,  за кем  среда  готова  признать право  на  высшие позиции  в иерархии - в    иерархии   нравственнойвзвалившей   на  себя  крест   элитарности.  Она   внесет сознательный,  рациональный, нравственный  элемент в  когерентное поведение, а  значит,  обеспечит желанное  самоуправление.
                                 4.

Очевидно,  что  все  это может  стать  реальным  исключительно  в  рамках    социальных  моделей  второго  типа,  которые,  к сожалению,  конкуренции    моделям,  тяготеющим  к    первому     типу, в  реальной   политике составить    пока не  могут.
Но  было  бы   несправедливым  считать,  что  разработка  моделей  второго  типа   приостановилась.  Отнюдь. Она  в  России не  только   продолжается, но  идет   достаточно  успешно.  И успехи  эти связаны    прежде всего  с  именем  разработчика  концепции  динамического   консерватизма и  Русской  доктрины  В. Аверьянова, которого  вполне  можно  отнести  к  продолжателям  дела   Данилевского- Леонтьева.
бновление без утраты идентичности", -    определяет   суть   динамического  консерватизма сам В.  Аверьянов...
Развитие "на основе самораскрытия традиции", -  усиливает это положение  А. Кобяков...
Очень   важно, что, эта концепция  разрабатывается  под  ситуацию "неустойчивого развития".  С целью "овладения ситуацией неустойчивости" ,  то есть  , надо  понимать,  для  управления   в  условиях  "неравновесного  состояния    среды". Развернута  же  она  (2)  в виде   совершенно  конкретного      представления  об устройстве  культурной  традиции -   взаимодействие трех   сотрудничающих    сфер  положено в  основу  его.     
Сфера откровения, озарения , где  происходит десублимация духовного опыта - кристаллизация высших интуиций человека и высших интуиций культуры . Это  сфера  полноты,  она   представлена пророками, старцами, мудрецами, поэтами, некоторым типом  ученых.
Сфера повторения, сохранения, обучения, где происходит взращивание человека, взращивание новых поколений на основе канонизированного опыта, узаконенного в тезаурусе данной культуры  Это  -  сфера соборности,   она   представлена хранителями, учителями, воспитателями.
Сфера импровизации, экспериментирования,  где    происходит экспансия вовне, во взаимодействие с иными культурами.  Эта  сфера  вселенскости,  она    представлена  миссионерами, воинами, купцами.
  При  описании процесса   развития   культурной  традиции  В. Аверьяновым  используются  такие  понятия, как  негармонические инновации и культурные  мутации,  опираясь  на которые  им    формулируется  принцип  устойчивости  таких систем:  новизна должна   встроиться в    существующую систему -   чтобы  не  нарушить  гармонию  взаимодействия  трех  сфер, не  спровоцировать     процессы   вырождения.  Очевидно,  что  проблема  управления новизной   для  В.  Аверьянова  существует    и   относится  к  числу  важнейших  проблем  взаимодействия  традиции  и    новизны.
  Отстаивая  идею   государствообразующего - русского -     народа  в  России, В. Аверьянов  предлагает  возродить понятие русские этнические   меньшинства (русские татары  и т.д.) ,  полагая,  что  собственно  русские в  союзе с  этими  меньшинствами " это и есть точная, честная формула исторической России", воплощающая в  себе " парадокс сверхнациональной нации".   Что  же касается   права (воли) нации на самоопределение, то  в качестве  ее  альтернативы  предлагается  идея  цивилизационного   суверенитета,    в  основу которой   кладется  "идентичность больших историко-культурных миров" . Более  того   для  самой  России в  целом   эта  идея формулируется  в  предельно жесткой  форме: "России нужен решительный поворот к манифестации себя как суверенной цивилизации, имеющей собственный духовный стержень, собственную парадигму экспансии."   Россия вообще  названа “правильной” империей, историческим  шедевром (3),  в  котором   "всечеловечность " соединилась   с " “миродержавием” русских как духовно-политической нации",  что  несомненно  свидетельствует о признании В.  Аверьяновым русской   цивилизации в качестве  доминанты мировой   цивилизации.
Затронута В.  Аверьяновым  и  проблема   самоорганизации  в  связи с  необходимостью  сетевой организации  "смыслократии",   то есть "ведущего слоя интеллектуального класса"( элиты),   под   решение совершенно конкретной  задачи -  "культурной  контрреформации".
Существуют  в  разработках  В. Аверьянова   и  такие, достаточно  редкие  на сегодняшний  день,  но  совершенно естественные  для  моделей  второго  типа ,   положения, как  необходимость" выработки модели хозяйства    с оптимальной степенью открытости – по существу квазиавтаркии"

                                                 5.
Глобально осуществленная самоорганизация это единственный реальный процесс,  который   может противостоять безумствам глобализации… Процесс,  способный усилить иммунитет традиционного перед гибельным напором новизны,  способный сначала приостановить расползание постмодернисткой опухоли,  а потом и подавить ее...
Людям надо  дать реальную  власть   над   обустройством  собственной  жизни.    Через представителей,  выбранных   напрямую,  минуя  партии  и прочее  из этого  ряда.  Это реальное  самоуправление и  может  свести  на  нет     идеологические противостояния.
Партийно-денежный  редуктор  между  народом  и управляющей  им  властью    должен быть  ликвидирован.  И речь    идет вовсе   не  о  деидеологизации, а  об  оптимальном подходе  к  идеологии -  об ее  оптимальном  месте  в  социальном  строительстве.  Россия  после  1991  года  метнулась  из одной крайности   в  другую.  Провозгласив   отказ  от  идеологии  и   закрепив  его  в конституции,  она   через  партийную  систему  выборов,  через  усиление  роли  денег  в  избирательной  кампании     накачала   систему  управления страной  самой  примитивной, плебейской  -  основанной   исключительно   на  выгоде  -  идеологией.

  Если  что   России    и  нужно   сегодня,  так это два-  три  поколения в  условиях  свободного  социального  строительства  и    с  опорой на    русскую   традицию .
С формой  же государственного  устройства  спешить, наверное, не следует. Поскольку       основная  проблема     сегодня  заключается  в  том,  чтобы запустить это  строительство .    
И   для  начала  по  сути   нужно  немного: 
- наличие  верховного   правителя,  осознавшего  необходимость  такого  строительства   и имеющего безусловную  и    искреннюю  поддержку  двух- трех  десятков  влиятельных  в  стране  соратников;
- умная,  конструктивная  автаркия  - Россия  в  полупроницаемой  оболочке:  полная  свобода  на  выходе  и  мощные, обществом  устанавливаемые  фильтры  на  входе;
- наличие  органов представительной власти, избранных    на  внепартийной  основе ( одномандатные округа )  и  при   исключительно бюджетном финансирования выборов;   никаких  частных  денег  и  имущественный  ценз на  выборах -  деньги   и  власть   несовместимы;
-  теснейшее сотрудничество  с Русской  Православной   Церковью .

                                              6.

В  1956 году в  Париже  вышла  книга  Антона Владимировича Карташова "Воссоздание  Святой  России". Авторитетный  историк церкви, автор фундаментального  исследования "Вселенские  соборы"   уже  в  те, казалось  бы  абсолютно безнадежные  для Русской Православной  Церкви  дни,  начал  разговор о принципах воссоздания Святой  Руси.  Причем  принципы  эти  развертывались в  совершенно  необычном  ключе -   Русская  Православная  Церковь  ориентировалась на  активное  участие   в  социальном  строительстве.
Ссылаясь    на  халкидонский  догмат   -" во Христе две природы — Божеская и человеческая соединены «неслитно», но и «нераздельно» ", - А.  Карташов  утверждал,  что    эта  формула   "обязует нас считать безнадежное разделение церкви и государства ересью несторианской или монофизитской ..."   И категорически  усиливал   социальную  роль  Церкви  на  земле:   "Церковь ....должна духовно управлять миром, водворять царство Христово и на земле" ...
«Возделывание земли»,  "культурное, историческое созидание и творчество"  -  как  служение  " деланию Царства Божия"  в  его "двуприродной, небесно-земной, богочеловеческой православно-халкидонской полноте"...
Вот  к    чему  призывает А. Карташов Русскую  Православную  Церковь и  находящихся  под ее  покровом   мирян.  К  активной   роли  в  строительстве справедливого,  соответствующего Духу  Евангелия  социума. К  активному   выделыванию русского   бытия.  Именно  с этим   он   связывает возможность  воссоздания Святой  Руси.  Идите  в   мир  и  пасите  его. Другого  пути  для    православных  не   существует.
Эти  идеи, всесторонне  разработанные А. Карташовым, воспроизводятся  в  реальной  русской   истории   постоянно. Так о русской православной  вере" в осушествляемость идеала на земле" - говорят классические  евразийцы:   "Царство Божие растет и ширится на земле, несмотря на несовершенство и грехи людей".  И  почти   через  век  им вторит  В.  Аверьянов: "Русская вера всегда включала в себя задачи построения земной, посюсторонней социальной системы, не бегства от мира, но его преображения и, как результат, миродержавия..."
Очевидно,  что  Русская  Православная  Церковь,  ориентированная и на  активное  социальное   служение,   может   стать   влиятельнейшим и  очень эффективным участником   русской   самоорганизациии -  в    том  числе   и  сетевой.   У  А.  Карташова   названа,  между  прочим,    и  та   форма  самоорганизации,  с  помощью  которой  можно  реализовать  этот  замысел   - православные  профессиональные  братства...  Форма,  которой  вполне  по  силам,  во  всяком  случае  в  России ,  потеснить   с     авансцены  политические  партии  и  реализовать  ту  самую  идею  социальной   солидарности ("согласовать все интересы по справедливости, а не по силе"),    которую   развернул  перед Россией   в  своем  недавнем  выступлении  в  стенах  Госдумы Патриарх  Кирилл  . 
                                                     
                                                            7.

  Россия -    это   единственная  в   нынешней  Европе  страна, которая  еще  способна  на  цивилизационные  импровизации на  цивилизационное   творчество.

Полностью  читать  здесь:

http://vsurikov.ru/clicks/clicks.php?uri=2015/2015p0309k-d-23.htm
This page was loaded июл 26 2017, 4:53 pm GMT.