?

Log in

No account? Create an account
Валерий Суриков,surikovvv
Однополярность-многополярность-доминантность и две цивилизационных стратегии  
8-май-2015 11:14 am
  Однополярность   и  многополярность  (плюральность)  -   как  два  самостоятельных,  самоценных  и  конкурирующих друг  с другом   состояния земной  цивилизации...  В  первой   моей реплике   на  статью  А. Дугина  "Плюриверсум и геополитика ночи"  (http://vsurikov.ru/clicks/clicks.php?uri=2015/2015p0408dugin.htm  )   именно  это  положение      было  выделено  в качестве     исходного   постулата     концепции  А. Дугина. Предполагалось,   что второй  постулат     коснется        уже   не  состояний   мирового  социума ,а   их   изменений.   Но,  поскольку  изменение состояния есть не что  иное, как  развитие, оба   этих постулата можно, попытаться       получить  из одного   -  задающего     трактовку идеи  развития  социума.   Особенно  если  предметом  трактовки  будет  не  тип  социальной (  политической )  теории, а   именно  тип   развития.

                                              1.


И  действительно,   попытка     задаться некоторым   типом  развития (постулировать  его  в  качестве  безусловного) открывает   целый  набор  возможностей.
Можно  исходить ,  например,  из того, что      развитие   социума контролируется         законами, которые  условно  можно  назвать биологическими:  определенное социальное  сообщество   рождается, взрослеет,  формирует  некий  набор    идей, опираясь  на  которые   оно укрепляется в противостоянии с  другими сообществами,  постепенно приходит в  упадок  и  исчезает  -   либо оставляя наследника,  либо   нет. Ориентация  на  такой  тип  развития  приводит    к  представлению о цивилизациях,  их  традициях,  формирующихся  вокруг  некоторых осевых идей( в   максимальной  степени  отвлеченных от  материального - религиозных,  следовательно) ;  о развитии  и   укреплении  этих  традиций- об их    модернизации,  управляемой  или стихийной; об их  болезнях  и  немощи...  О какой-либо  плюральности    здесь   не  может  быть  и  речи  -  сосуществующие   цивилизации    опираются   в своем  развитии   на  свои традиции,  на  свои  представления  об  истине-добре-зле,  то есть противостоят  друг другу  прежде  всего    идейно,   и  их   устойчивое сосуществование  без  идейного верховенства  некоторой доминатной  цивилизации невозможно.  Именно  она  становится источником    духовной(свободной)   энергии.  Что-то   наподобие  второго  начала  термодинамики   верховодит,  видимо, и  здесь,  а   потому идейные   окрошки (плюриверсумы)    должны вырождаться   с  необходимостью -  так же,  как вырождаются  состарившиеся,  выработавшие  свой  духовный ресурс доминантные   цивилизации.

                                                   2.

     Но  представления  о  биологическом  типе развития   плохо   согласуются  с    господствующими  до  сих пор  оценками     человека как  венца  творения.  Видимо  поэтому     вне  конкуренции    до  сих  пор    находятся   и    представления  о ничем  не  ограниченном  прогрессивном     типе развития,  как   единственном  лекарстве от  всех  бед  человечества.   Рабовладельческий   строй - как  светлое   будущее   первобытнообщинного ...  И  так далее   по  списку   до  коммунизма.   Эта,  восходящая к  историческому   материализму,   модель  сегодня  подправлена (модернизирована):   всё докапиталистическое  свалено в премодерн  -   в  него  навечно вместе со  всеми  своими  атрибутами  и сброшена  традиция, как  некий  первичный   субстрат, призванный   дать   жизнь    бодрому,    энергичному  модерну  и  тихо,  навсегда  отойти    в небытие.
Истмат  формально  здесь как   бы   и  отвергнут...  Но  обаяние его простоты   неистребимо,   и    по-прежнему,  как  хорошо отлаженный  механизм,   срабатывает  процедура    выделения   в     социальном развитии самодостаточных  - сущностных -  этапов.  О  каком-нибудь занюханном  феодализме     уже  почти  никто и не  вспоминает   -   все  внимание  сегодня сосредоточено на  успехах   модерна, который, вдохновенно оттоптавшись   на традиции,    удовлетворенный  легкой  победой   своей, брезгливо  сплюнул на  прогрессивное  человечество нечто ...  Чему  в   булонских   лесах отвлеченного  мышления  мигом  подобрали  достойный термин - постмодернизм .При  всем   своем, казалось  бы, примитивизме(вытеснение  всех  коллективистских сущностей   сугубо индивидуальными ) постмодернизм  дегенеративным       предстает лишь  с позиций традиции.  В рамках  же  идеологии  бесконечно-прогрессивного  развития    это  вытеснение  вполне может  рассматриваться, и  рассматривается,   исключительно,  как    свидетельство   развития.  В   том  смысле,  что  именно к  такому   вытеснению   прогрессивное  развитие  и  должно сводиться. 
С  этим   можно, конечно,   не  соглашаться:  признать  постмодернисткий отстойник    тупиком  модернизма  и   допустить  возможность     разблокировки  этого  тупика.  Так   появляется  идея     сверхмодерна  - мы  рубим  ступени  безусловного  и перманентного   восхождения к  истине  на основе идеи абсолютного  ничем не  ограниченного  развития.    И ни  шагу  назад!

                                             3.

Ну  и ,наконец,    развитие   можно    не отвергать (зачем   пугать  потенциальных  единомышленников),   а предельно опорочить, ссылаясь  на  те безобразия, что   оно  наплодило,  - подать  эти безобразия  как  неизбежные  следствия   его...    И  выделить  традицию как  первичную   и  единственно истинную сущность.  То   есть свести   к  социальному   заболеванию  не  только  постмодерн,  но  и  модерн, и, вообще,  всякое  покушающееся   на   традицию   обновление.     Модерн и здесь    оказывается    чем-то   вполне самодостаточным.  И  здесь   полностью  игнорируется   то обстоятельство,  что    автономным   он  становится  лишь потому,  что   обновление из средства существования традиции превращается  в  некий отвлеченный принцип.

Складывается  впечатление,  что у  А.Дугина  и  его  школы  мы  как  раз имеем  что-то   подобное. Во  всяком случае,   идеей бездоминатности, плюральности      ему  можно   и  не  задаваться  с  помощью  постулата,  а  получить  ее, как следствие,  из  представления   о принципиальной  ущербности самого  развития. Ведь  совокупность  вяло развивающихся,  слабо взаимодействующих друг с  другом  цивилизаций,  и   в  самом  деле, может оказаться  одновременно  и плюральным  и  устойчивым образованием.
Нет  смысла закреплять   постулатом   традицию   и в  качестве единственного  полноценного  состояния    социума -  эта   единственность     совершенно естественна  в  рамках  представления  об ущербности  развития.     И   логически   все  тогда, действительно,   безупречно.  И главное, если  развитие        хотя бы таким  образом ограничено в качестве угрожающего традиции    фактора, то   представление   об устойчивости     плюрального   множества  цивилизаций   уже  не кажется   столь  наивным   -  остается   только    найти   объяснение   возникновению  этого множества. 

                                                   4.

Вот  здесь   и   появляется    четвертая  политическая  теория   -  достойное   объяснение призван дать  хайдегерровский   Dasein.
  Я  уже  подробно  высказывался  на этот  счет и потому,  ограничившись  ссылкой (Русская цивилизация - как пастух бытия   , часть3),   лишь    напомню,  что у   А.  Дугина  принципиально     неопределенный хайдегерровский   Dasein обретает контуры, пусть слегка размытой сущности, но данной все-таки нам в некие специфические ощущения. нициатическая «передача» вечных и неизменных принципов духовного наследия человечества"это,  как раз  из области  таких  ощущений...
  Стремление А. Дугина  конкретизировать,  определить в принципе неопределяемое  в  общем-то  вполне  естественно:    предельно  отвлеченному   понятию  в  качестве  субъекта   истории  не   выстоять   без    адаптации    -  она  просто неизбежна,  когда над-сущность приспосабливается к роли сущности. Хайдеггер, видимо , потому и перенес неопределенность вглубь - приблизил Dasein к ничто, - чтобы без ссылок на какое-то знание, из первых принципов определить назначение человека: он пастух бытия. Это назначение и существует для человека поначалу как ничто - как нечто под именем Dasein. А далее - паси! Ты - паси,  твой род - паси, любая общность, в которой ты окажешься - также паси!..
Но если все это так, то всякая попытка прояснить это нечто,  сделать  его  слегка  утилитарным есть упрощение, и оно под корень рубит замысел Хайдеггера   -  его  стремление  сформулировать  онтологию  исходя  из  единственного   первого  принципа.

   И хотя   в  своем  толковании А. Дугин оставляет  за   Dasein  существенную  неопределенность, он  в то же время  охотно  соглашается  и  на  такую сверхконкретную  трактовку Dasein,  как цивилизационный код   (предложение А. Анисимова  на дискуссии в ИДК) ...  Но ведь чтобы  получить культурный  код   пасти  бытие,  и  не  один  век,  должна  по  меньшей  мере  цивилизация.  В нем  как  раз    и присутствует, в закодированном  виде,  традиция  этой   цивилизации  - ее  деятельное, конструктивное начало.

                                          5.


    В     интеллектуальном демарше   А.  Дугина  (в  его покушении  на  развитие)   ничего  удивительного  нет -  хищническая   составляющая  развития   была  замечена   и  выделена  очень давно  и  призывы к бдительности на  этот  счет    звучат  не  один  век. Мысли же  о  том, что  в   той    или  иной форме  развитие  надо  притормозить,  подморозить  (  здесь  уместны  любые  глаголы, передающие  мысль  о  необходимости  самостеснения   мировой  цивилизации)     в  принципе    можно  рассматривать  как  первые  шаги   к  идеи  управления   развитием.  А.  Дугин   просто придерживается    по  этому  вопросу   крайней,  можно  сказать  экстремисткой,   позиции -  он  дезавуирует   развитие.  И здесь  предельно   сближается   с  другим   экстремистом, превращающим  развитие  в единственное  спасительное   средство  -  с  С. Кургиняном .

А. Дугин, конечно  же ,  ведет  речь    лишь о сложившейся практике   развития.    Но   эта  практика   для А. Дугина  непристойна    настолько,  что   модерн,  в котором   она  впечатляюще  раскрыла   себя,  предстает исчадием   ада,  и  против  него  допускаются  любые союзы, даже   такие  экзотические  как      традиция-постмодерн. Модерн  должен  быть  поставлен   на  место   и  с  помощью  постмодерна -  его  вполне  можно  использовать  в качестве  полицейской  дубинки.  И  тогда   откроется   путь  к  истинному  развитию  цивилизаций -    на  основе  извлеченных  из-под наростов   модерна    традиций...
Обуздание  же  модерна   А.  Дугиным    связывается     с решением    совершенно   конкретной   задачи  -  "полностью обрушить стратегическую доминацию США в мировом масштабе" -  то  есть   с    ликвидацией  сегодняшней  доминанты мировой цивилизации.  Именно здесь  и  обнаруживается  неразрешимое противоречие     всех дугинских  построений. Поскольку  обрушить эту  доминанту,  увы,  невозможно.  Ее     можно  только  вытеснить  - другой  доминантой.   Именно  доминантой.  Только ею. Все  остальные  средства, похоже,   не  сработают.

                                                        6.

      К  сожалению, А.  Дугин  сводит доминантность  к однополярности   -   реально   существуюшая доминантность   западной  цивилизации  и воспринимается    им  как   однополярность.  И  это  нельзя  рассматривать  лишь как   безобидную  аберрацию  восприятия, поскольку    в      понятийном  треугольнике   однополярность-многополярность-доминантность как  раз  и  заключены  истоки   двух принципиально  различных цивилизационных  стратегий.
Мы  признаем ,  что   сегодняшний  мир   однополярен,  что он  вырождается  и  приближается   в своем   развитии  к     концу   -  " впереди ночь цивилизации".   Эволюционно  свое  место  желанной  многополярности     он  не  уступит.  Поэтому    либо   финал   бесполярности    и "вездесущей диктатуры тоталитарно-либерального мирового правительства" ...  Либо " крутой   поворот  истории  "  -    " глобальная     революция" ...  С  программой, где   задача    обрушить стратегическую доминацию США предстает  в качестве  самой,  пожалуй,  скромной,  ибо    есть   там и  такой   неслабый  пункт, как  "проклясть и деконструировать научное мировоззрение"...
       Совершенно   иная   стратегия   будет востребована ,  если     источник   современных  нестроений мировой цивилизации   связывать  не  с   проблемой  одно-многополярности,  а  с качеством    нынешней   доминантной  цивилизации.   Ее  возможности удержать свое  лидерство,  остаться   доминантой по-прежнему   велики,  и  главным  тому   доказательством  является  то,  с какой  легкостью она    все-таки  разделалась ,       пусть  с третьего    захода,  пусть  через  70  лет,    с  великой  русской   попыткой   выстроить   новую  доминанту.   
И  суть   этой  стратегии  - не прыжок в   сказочную плюральную   многополярность ,  а  выстраивание  такой  цивилизационной доминанты, которая  может  обеспечить многополярность   .  
Но выстроить такую  доминанту можно(  и это  становится  все  яснее)  лишь    опираясь на  восточную,  православную,   версию  христианства  -  христианства,  в  максимальной степени  освободившегося  от   иудаистской  закваски. А  если  это  так,  то  все  внимание,  все  силы   должны  быть  сосредоточены на    укреплении  многоконфессиональной  и  полиэтнической  по  факту,  но   русской    православной   по  сути  своей,  по  своей  уже  доминанте,  цивилизации. Только  она,  став  мировой доминантной,   и  может,  видимо,   обеспечить   чаемый  А.Дугиным   плюреверсум.

                                               7.

  Именно  поэтому  нет  сегодня  ничего    более   вредного для России, а следовательно и для   мировой   цивилизации,   чем  идея    единой   Европы  от Лиссабона  до  Владивостока.  Родилась  она,  оказывается, в  удалом  мышлении  господина  Грефа, но, к  сожалению,  там  не осталась,  а  начала  скитаться  по  более   значимым  для  судьбы  России головам.   И  вредна  эта  идея  не  сама  по  себе,  а своей  преждевременностью.   Сегодня   она  может быть  реализована   только  на основе  Европы западной  ,  то  есть с  опорой  на  существующую доминанту. Устроить  же  ( и  Россию,  и мир)  может  только  единая  Европа  с  опорой  на  Россию,  как  на  цивилизационную  доминанту.  А  чтобы  решить  эту  задачу,  чтобы  выстроить  ориентированную в  будущее, а  не в прошлое   единую  Европу,    действительно  способную   выдержать нарастающее давление   Юга,  России  сегодня необходимо  закрыться,   самой  создать себе режим  наибольшего  благоприятствования   - перейти  к   умной  автаркии.  Перефразируя  одно  известное  суждение  можно  сказать:  если     мы  в  ближайшие  годы  не  закроемся  и  не  займемся  с  полной отдачей  сил строительством  русской  цивилизационной  доминанты,  нас  сомнут.  Не подстраиваться   мы  должны   сегодня под  Европу, не  просачиваться  в  нее, а строить  и укреплять  Русскую  доминанту,    оттесняя  ею  доминанту  западноевропейскую.

   Объяснить  все  это,  скажем,  г. Грефу   и присным , конечно, невозможно.  И надеяться  остается  на  одно -  на  то, что  это  успеет все-таки  понять действующий  президент.
This page was loaded дек 13 2017, 3:04 pm GMT.