Приметы марта (из поэтических тетрадей Маргариты Суриковой)

Пришлый бродяга разбойничий ветер
луком сгибает верхушки осин.
Ярое солнце сквозь облачность светит,
плавит небесную зыбкую синь.
Лес оживает под огненным ликом.
С неба на гладь сохранившихся льдин
луч рассыпается дисками бликов…
Ель, молодея без снежных седин,
тянется к свету из тёмных проталин.
Там, на пригорках, где снег уже тает,
почки взрывают побеги лозин…
Ранней весной птиц десант прилетает.
В марте им в зарослях хвойных тепло.
Самых изнеженных примет дупло.
Скоро увидим над Доном их стаи…
Под сапогами льда влажного хруст –
жалкий остаток морозов суровых.
Скрытый от холода розовый куст
сбросить готов иго веток сосновых.

Два открытых письма президенту Путину.

Жанр первого из предлагаемых материалов определен  как открытое письмо  самим автором.
Пол Робертс
Владимир Путин, стаю шакалов хорошим манерам не научишь
(Открытое письмо президенту Российской Федерации)
Материал этот  настолько  ясен   по воспроизведенным в нем смыслам, что в каких-то комментариях  не нуждается.  Единственное, что  можно   в нем  выделить  особо,   так это      утверждение : ядерная   война  неизбежна, если Россия  не повернется  спиной к    упадочному  и умирающему Западу...По  существу это  призыв высшей российской власти к проведению  политики  разумной автаркии. Но такого рода  внешняя политика  не возможна без основательной  чистки  авгиевых конюшен,  опутавших Россию  за последние тридцать лет.  В этом  смысле интервью Ольги Николаевны Четвериковой  вполне  можно рассматривать  как открытое послание  президенту  -  как   фактический призыв    к  нему вмешаться  и остановить (  ведь   больше  в современной   России  сделать это, увы,  некому) безумные игры  цифровиков   с  российским образованием.
И это вмешательство  могло бы  стать   впечатляющим   началом  чистки.
Полностью      здесь

http://vsurikov.ru/clicks/clicks.php?uri=2021/2021p0323dvapisma.htm

Три таинственных рассказа Владимира Варавы и… изящная миниатюра Анны Матвеевой

                 
          Рассказы В. Варавы  несомненно  следует отнести   к    художественным текстам особого  типа, поскольку очевидно,  что выстраиваются   они не  вокруг какого-либо персонажа   или события , а  прежде   всего  с ориентацией   на    раскрытие   некоторой  достаточно отвлеченной  идеи. Мне  известен    один современный текст  такого   типа - «Горизонт  Событий»  Ирины Полянской (см. http://vsurikov.ru/clicks/clicks.php?uri=2005/Poljanskaja.htm ). Но   то был роман, и кроме того,  философская идея в нем не задавалась  извне, а постепенно  выкристаллизовывалась в качестве  определяющей.  То есть  была  результатом     художественного моделирования  реальности. Но у  Варавы  всего лишь  рассказы,  то есть  пространство   для  художественного  моделирование   жестко ограничено.  И потому, деваться некуда,  отвлеченная идея   может быть  быть  лишь  задана  и, скажем,  сюжетом  проиллюстрирована.   Она  может  не называться , но непременно  должна существовать у автора изначально. Перед  читателем в  таком  случае  стоит  задача  эту идею из предложенного  сюжета   извлечь – вывести .  С этих  позиций и попытаемся  оценить  два предложенных в ноябрьском «Знамени»  рассказа  В. Варавы.    
ПОЛНОСТЬЮ   ЗДЕСЬ
http://vsurikov.ru/clicks/clicks.php?uri=2021/2021l0317varava.htm

О социологии Богомолова (реплика).

Появился( https://novayagazeta.ru/articles/2021/02/10/89120-pohischenie-evropy-2-0/), и     за подписью   самого Богомолова, текст  с очевидной  мировоззренческой нагрузкой …     Самым любопытным     в данной, несомненно пикантной ситуации , на  мой  взгляд, является то, что  текст   этот  почти  всеми  воспринят серьезно.  Хотя,   вполне   можно  допустить,  что и в этой  своей  выходке  Богомолов  всего лишь   валяет  дурака.  Как  валял  его, например , когда вез свою   Ксюшу   из под венца  на  брачный  пир в катафалке   или в  своей  интерпретации «Короля Лира»,  где  все  женские роли играют    мужики,  а  женщинам розданы    роли мужские. И   в том,  и  другом  случае Богомолов ,  скорее   всего,  действовал как  субъект,  ни от кого  не зависящий   -  предъявлял   публике   свое  нутро  свободно,  напрямую и  без  какого-либо   макияжа. В его режиссерских  кандибобрах валяние    дурака   стало, возможно, ,  особым  и    единственным средством  постижения  реальности,  точнее    доведения  художественной  модели,  заложенной  в   пьесе  или в романе,  до  уровня, на котором  проблематика  пьесы- романа   становится  доступной  для   понимания   и самого  доводящего.   В   таком  ключе  о Богомолове, увы, приходится  говорить.  Чтобы   выйти хоть на какую-то   версию,   способную объяснять      сценические  экзерсисы   Богомолова   без  ссылок  на паталогические  отклонения  в психике.
      Но  у Богомолова  есть  и  сценические  выверты несколько  другого  типа -  такие,  как, например, его интерпретация «Идиота» Достоевского, на   которые  он  по   одной только   собственной   свободной  воле, пожалуй  и  не  решился  бы.   Поскольку  понимает ,  что  в  России  не перевелись  дома,  в которых  за подобные эксперименты  с классикой   могут  и  с лестницы  спустить,  а то и   розгами  высечь.      В  таких экспериментах  чувствуется наличие  некоторой  и достаточно  влиятельной поддержки.  Типа:  «рискни -  в обиду не дадим».   Появление   мировоззренческого  опуса,  не  исключено,  также     связано  с   внешней поддержкой.  Она  могла  быть  осуществлена, скажем,  в  двух  вариантах.   Вот  тебе    заготовка -  поимпровизируй  в  привычной для тебя  манере. Или:   вот тебе текст -  подпишись  под ним.  Скорее всего,  мы  имеем  дело  здесь  с  первым  вариантом    -  слишком  уж  убогая импровизация  получилась. И   в общем-то понятно  почему.  Если  ты  годами  сам  себя  натаскиваешь исключительно на  разрушение да еще в  самой  примитивной  его форме(  валяние  дурака),  то   что-либо  позитивное,  даже с исчезающими признаками   его,   становится   для  тебя просто недоступным. Тотальная   неопределенность   смысла– это,  похоже,  единственное,  что  с какой-то  определенностью просматривается  в этом тексте Богомолова. Если принять  это  качество  текста  за  достижение,  то,  в принципе,   можно  вести  речь и  о позитивном   результате  -  как никак  целое  направление  в  социальных исследованиях закладывается.     И как  его обозвать  приблизительно  понятно  - квир-социология.   Модная  приставка  используется здесь не в узком, ходовом смысле,    ориентированном на  радужных, а в смысле обобщающем - как    указатель  на  то, что  в  этих исследованиях противоположные сущности( добро-зло, умный- дурак,  свадебный экипаж - катафалк )    четко не разделяются принципиально.

ПОЛНОСТЬЮ  ЗДЕСЬhttp://vsurikov.ru/clicks/clicks.php?uri=2021/2021p0310bogomolov.htm

Образ бытия( из поэтических тетрадей Маргариты Суриковой)

  Образ бытия( из поэтических тетрадей Маргариты Суриковой)


За длинной, пёстрой вереницей лет,
в дни бодрости  или забвенья сном,
мерцал нимб тех, кто нёс тепло и свет
смиренным  сердцем,  совестью , умом.
Монахи-воины, писатели-пророки
священную  за души брань вели
и отводили мутные потоки
от чистой, кровью политой земли.
Сквозь зыбь веков, туманы заблуждений
они несли  знамЕния  Благодати.
Достигнув высоты преображения,
служили образом духовной стати.

Льды тают, гаснут звёзды, сохнут реки.
И солнце меркнет  в облаках иллюзий.
Но, слава Богу!  - в каждом новом веке
остаток веры сохраняют люди…
Уже вступает в завершенье срока
извечная за наши души брань.
Мир  в норму превращает  смрад порока,
между добром и злом стирает грань.
Как  выживать в такие времена?
Нам образ   бытия Христом намечен –
нести с терпением  друг друга бремена
и подставлять  уставшим  свои плечи.