Валерий Суриков,surikovvv (surikovvv) wrote,
Валерий Суриков,surikovvv
surikovvv

НЕСЛАБАЯ ИДЕЯ (комментарий к проекту А. Ашкерова "Путиниада-2008» )

НЕСЛАБАЯ ИДЕЯ
(комментарий к проекту А. Ашкерова
«Путиниада-2008» )



Этот проект заслуживает самого серьезного внимания.
(А. Ашкеров Путиниада-2008, часть 1,2,3,
http://www.russ.ru/people/128223108?user_session=fdf9ad8e075a536eb3e0fd78f508598f
http://www.russ.ru/people/128831957?user_session=97b09c3af3ed0e4fd1a885f34c3ee393
http://www.russ.ru/people/129425507?user_session=1184bb596c07ec0990cb963ac2e84ced )
Даже если он и задумывался как розыгрыш —некоторые стилистические особенности допускают последнее. Конечно, эти особенности можно объяснить, например, избыточной желчностью автора. Или самой темой проекта. В том смысле, что положительный конструктивный текст о действующем президенте при сегодняшнем уровне унификации СМИ просто не может быть подан ( да и не будет серьезно прочитан) без налета легкой издевки, без флера определенной двусмысленности. Затопчут и заиронизируют, засмеют и за-показывают пальцем —на семинарах, тусовках, фуршетах, в обзорах, комментариях, репликах. Одним словом, стилевыми вольностями автор, скорей всего, защищает себя и развиваемую им идею от господствующей формы ширпотреб-восприятия.

Первые две части работы— это типичная редукция. Основная идея в общем-то намечена уже в самом начале: В. Путин «после 2008 года может состояться только в качестве лидера, ведающего вопросами стратегии, а следовательно, обладающего монопольным правом на разграничение тактического и стратегического уровней политической жизни». Но назвав ее, А. Ашкеров считает,видимо, необходимым очистить те впечатления свои, что привели его к этой идее. И основательно прополаскивает их в иронии.
Характеризуя поколение, к которому принадлежит В. Путин и подчеркивая нацеленность этого поколения на удачу, А. Ашкеров отмечает, что удалось-то по- настоящему им лишь «приватизация сферы политического»— « она превратилась в наиболее эффективную форму бизнеса. В нашей сегодняшней ситуации смехотворно говорить о политической деятельности как предмете осуществления некоего "общего дела"». И задача послепрезидентского Путина формулируется фактически как возвращение от «общего дела» к общему делу. Этот поворот, по мнению автора, уже начат, хотя бы в том, что «дискурс национальных проектов потеснил дискурс реформ». Более того, «развитие ситуации делает одновременно возможной и необходимой ставку на присвоение идейно-политической продукции, еще недавно казавшейся экстравагантной и чуть ли не "запретной"».
Идея сдвига властной идеологии от менеджмента к собственно идеологии, ( на этот сдвиг здесь и намекает А. Ашкеров) не является новой. Она заложена, например, в проект конституции, разработанной М. Ремизовым, даже я что-то писал на эту тему совсем недавно (http://vsurikov.ru/clicks/clicks.php?uri=newkurs.htm ). Оригинальность А. Ашкерова заключена не в самой идее, а в его отношении к ней как к вполне практической идее. Поэтому, видимо, и ведется речь об этапе вызревания идеи. Причем, вызреть она должна вне власти, но используя тот авторитет, который дает относительно успешно осуществленная власть. Именно из этой несомненно предельно оригинальной и одновременно опосредованной российской реальностью посылки и выводится идея после президентсекого Путина. Этот сдвиг он и должен подготовить.Он, сложивший в соответствии с конституцией свои полномочия и использующий добытый во власти авторитет— усиленный решительным отказом от каких-либо манипуляций с основным законом.
Я даже допускаю, что одним из главных источников иронии Андрея Ашкерова как раз и является его отношение к этой идее как к практической. Эту красивую идею, действительно, надо активно защищать. Еще на дальних подступах.
Является ли предложенная А. Ашкеровым идея обоснованной? Конечно же, нет. Она и не может быть обоснована, поскольку относится к идеям штучного применения. Вот здесь в России, в 2008-м, для В. Путина …И больше нигде, никогда и не для кого … Такие вещи не обосновываются, на них обращают внимание, ими пытаются заразить в надежде исключительно на интуицию, на озарение, на благодатный настрой адресата … Неслучайно у статьи А. Ашкерова так называемый открытый финал— нет ни программы, не плана мероприятий, а одни намеки. Он обрывает свой текст фактически на полуслове, на полусмысле. Хорошо понимая, видимо, что любое разжевывание, любые чуть более конкретные предложения мгновенно уничтожат идею. Разжевывание и конкретизация — это уже дело того, кто возьмет ответственность за практическую часть проекта. И его консультантов и помощников, естественно.
Поэтому, как кажется, обоснование и ведется как бы от противного —через компрометацию иных возможных вариантов дальнейшего развития России. Очень удачно сконструированы и описаны, например, «идеологические полуфабрикаты» широкого и узкоспециального применения — компоненты возможного коктейля национального согласия. При этом демонстрируется отменное понимание глубинных механизмов массового оболванивания: именно сочетание «бюрократической застылости» и « мировоззренческой пластичности» образует, как считает автор, «неразлучную пару, которая создает условия для того, чтобы мы выбирали наихудшее из зол и принимали за атрибут собственной идентичности любую дрянь, которая попадается под руку»… Очень тонкое замечание, серьезное теоретическое положение, если угодно, — чисто формальный, освобожденный от смысла порядок ( бюрократия ) в сочетании с предельной смысловой, ценностной неопределенностью как главное средство любого тотального разупорядочивания.
Главной защитой от этого варианта ( как и от прочей эрзац-идеологии) по мнению А.Ашкерова, является пробуждение «молчаливого большинства»", превращение его из удобной ширмы для закулисных идеологических игр в "социальную силу". Поскольку же для этого необходим, как минимум, «навык совместной деятельности, связанной с политической организацией и самоорганизацией», основная задача национального лидера — приступить к «формированию этого умения, начинающегося отнюдь не с отвратительного призыва к покаянию…, а с простейшего самоопределения себе через объекты своей привязанности».
Превратиться в «персонифицированное выражение "общей воли" живых растущих сил гражданского общества»— вот предприятие, в которое предлагается В. Путину , освободившемуся от бремени формальной власти, вложить свой политический капитал, нажитый во время правления. Стать стартером — запустить механизм строительства гражданского общества не сверху (практически нереально), не снизу( закончится бунтом ), а откуда-то изнутри. Очень даже неслабая идея.
В рассуждениях А. Ашкерова не может не обратить на себя внимание заложенный в его анализ некий эгоцентризм. «Мы есть то, что мы любим; прежде всего, то, что мы любим в себе». Чисто интуитивно этот принцип не принимается как работоспособный. Но автор проекта берется за него основательно и довольно-таки быстро доводит до кондиции. Да, учет Другого, да ограничение своего Я. Но ограничить можно лишь то, что уже проявилось, что развито. Отсюда, кажется, и выстраивается следующая цепочка: «Отвечать за себя можно, если ты в состоянии очертить границы собственного Я» … «Но это Я есть не что иное, как воплощенное в нас переплетение ниточек и узелков, которые скрепляют нас всех друг с другом»… «Соединенные вместе узелки и ниточки и есть социальная связь», которая «составляет сетевую структуру нашей идентичности» …«Уметь отвечать за себя значит уметь наращивать и наполнять смыслом данную структуру, не позволяя делать это кому-то за себя»… « умение отвечать за себя представляет собой решающий практический фактор причастности к некоему коллективному "мы"»…
Самоограничение как результат осознания своей причастности к некому коллективному мы, которое и обеспечивает, в конце концов, нашу идентичность. Таков итог. Мысль простая и очевидная. И именно в силу своих этих качеств прежде всего остающаяся без должного внимания, хотя, конечно же, нельзя не согласиться с автором, что российский, сложившийся за 20 век опыт переопределения и перековки этого коллективного «мы» создал вокруг этой сущности колоссальные завалы —, «по объему и очертаниям сильно смахивающих на руины Вавилонской башни».
А. Ашкеров демонстрирует недюжинные способности беллетриста, описывая эти завалы, эти наши попытки последних времен «полюбить себя» — изводит их своей иронией, вытаптывает их своим сарказмом:
«Было время, мы действовали по предначертаниям заспиртованного пророка (который, по слухам, и до сих пор живее нас). Долго слушались его местоблюстителя; потом посчитали это "культом". На последовавшей призыв "Догнать и перегнать!" откликнулись поклонением кукурузе. Впоследствии предпочли реформе застой, потом ударили по застою перестройкой. Когда камня не осталось на камне, взгрустнули о "России, которую потеряли". Ощеривались на призыв: "Распни двурушников и вредителей!". Соглашались, когда "обустроить Россию" советовал тот, кто лишил ее роли эпицентра истории. Верили словам о том, что перестройка не имеет альтернативы. Голосовали "в едином порыве" за того, кто положил ей конец».
Результатом же всего нашего мы-строительства явилось такое разрушение этого «мы», что сегодня возможен только один способ его восстановления: увы, но « русскую политическую нацию не нужно реставрировать, ее можно только инставрировать.»
В связи с этим решительным заявлением вновь можно вспомнить о редукции, поскольку, как представляется из разъяснений автора, различие между реставрацией и инставрацией как раз и заключается в неком — очень деликатном, тонком, осторожном — очищении от парализующих волю нации стереотипов. Это, конечно же, не отказ от традиционного, не переопределение, не пресловутое « задрав штаны» — вдогонку за Европой. Это то, что в общем-то и обязан постичь, разглядеть, у-чувствовать национальный лидер, чтобы запустить«заторможенные процессы», привести в действие «сломанные механизмы», исцелить «поврежденную ткань социальных связей»…
Чтобы совершить все это, чтобы сохранить власть после власти В. Путин, по мнению А. Ашкерова , должен прежде всего совершить само-инставрацию. Совершенно понятно, что здесь — в личной инставрации — и заключен смысл всего предлагаемого проекта. Но именно этот смысл Андрей Ашкеров оставляет открытым, демонстрируя этим, на мой взгляд, исключительную интеллектуальную и психологическую утонченность. Он ограничивается лишь намеками.
Напоминает, например, о страстной вере во всемогущую силу "эффективного менеджмента" путинского поколения ….
Говорит о том, что лидер нации « должен воплощать в себе нечто от пророка, который, будучи вполне обычным человеком, систематически предъявляет доказательства своего избранничества»…
Он не боится напомнить в связи с этим о «технике "пророческой" власти» у Ленина- Сталина ( «демонстративная, на грани ненаигранного аскетизма, ленинская "простота" оборачивалась ежеминутной готовностью предстать воплощением всего человеческого в человеке, явить себя некой квинтэссенцией человечности»)…
Он намекает, что в России без этой техники никаких серьезных задач попросту решить не удастся —«Путин может совершенно искренне не хотеть стать "вторым Лениным", но для реализации проекта "2008" ему придется это сделать - да еще и так, чтобы никто не смог угадать его исторический прообраз»…
Считает необходимым, рассуждая о «социальной регенерации» различать уровень жизни и качество жизни, отмечая, что в советские, подчеркнуто немеркантильные времена последняя характеристика в России находилась на завидной высоте …
Он привлекает внимание к тому, что «главная миссия политика - в овладении магической способностью сотворять общее из частного, возводя процесс этой деятельности в ранг светского культа со всеми полагающимися в таких случаях церемониями и ритуалами. Плачевная деградация любых форм светской, гражданской религиозности не может быть заменена бюрократическим огосударствлением православной церкви….»
Он дает резкую отповедь рыночному фетишизму, одурманившему страну , абсолютной власти «рыночной среды» в России.
И заключает, наконец, что « лроект "Путин-2008" окажется успешным, если президент хотя бы на уровне своих соратников сможет отделить политические мотивации от "меркантилистских"»…
Все эти рекомендации, сближения ,намеки едва ли можно назвать политической программой. Но Андрей Ашкеров, судя по всему, разработкой подобной программы и не озабочен. Он почувствовал в нынешней российской ситуации уникальную возможность национального катарсиса и пытается увлечь нынешнего «лидера» нации идеей превращения в лидера нации. Отсюда, как кажется, и проходящая красной нитью через все приведенные рекомендации- сближения мысль о необходимости личного самоограничения, склонения от меркантильного к идеальному.
Есть ли у Владимира Путина шанс осуществить данный проект? Это не очевидно, даже, если что-то подобное и обдумывается самим президентом. Во всяком случае, если он на это пойдет, то начать ему придется с организации собственной охраны, по уровню не уступающей президентской. Потому что наша до корней волос, до мозга костей куршевилизированная знать таких маневров ему не простит. И сожрет в мгновение ока.

Валерий Суриков
Г. Задонск
Сайт автора - www.vsurikov.ru
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments