Валерий Суриков,surikovvv (surikovvv) wrote,
Валерий Суриков,surikovvv
surikovvv

Новое должно обновлять, но не господствовать…Часть 4


 

9.

 

 Пока   это не произошло - не осуществлено   в форме реализованной социальной   концепции  - идея общественного  управления   музами, влияния   на них   будет, конечно и с непременными ссылками на   социалистический реализм,   рассматриваться как   пугало.

     Важно    и здесь подчеркнуть      следующее: недоверие и утрата   это исключительно психологические    эффекты и   получают они    статус сущностных лишь     в   плоскостных системах. Они, конечно же,    - следствие подрезанной   вертикали. Источник, похоже, там.       Да, во   времени они    оказываются   позже   всякой неудачной, чрезмерно ретивой   попытки выправить       вертикаль.   Но   только после, а не в следствие.   В   следствие - это они у   инволюционеров…

Итак,    социум, если он   осознает      всю меру   опасности, исходящей   от вырвавшейся из-под контроля   новизны, новизны   не обновляющей, а самовластно   господствующей, обязан позаботиться о системе «культурная   политика»,  построенной  на  традиции  и  искусно  управляющей  взаимодействием новой каймы  и  традиционной сердцевины.  Эта политика  должна   определять     и влиять, а   не   отдельные      энтузиасты - «вербовщики».    Последние  будут,   конечно же, навязывать   что-то свое.  Но  свое     это   должно   тонуть    в  массе  того,  что  будет   продвигаться   через  культурную    политику.... 

  Однако,   чтобы   состоялось подобное,   деньги  должны  быть   изгнаны   из  власти.   Сейчас,   если разобраться, это  главный   социальный, политический  вопрос.  По  значимости     такой  же,   как    200  лет    тому  назад  -  отмена      рабства, крепостничества, как  100   лет    назад -  8-ми  часовой  рабочий  день.

  Деньги  -  из  власти!.. Общество,   которое  возьмет  это  на вооружение  первым  -  оно  и   победит.   

Можно    легко   показать   на любом из тех конкретных примеров   современного   творчества, что   упоминает   И. Роднянская -   от    «укусов ангелов»,   до «укусов   библиотекарей»   -, что   все они есть    безблагодатные, натужные      игры-импровизации   в   информационно- эстетичекой    плоскости.   Причем именно   установочное отключение нравственного   - редукция    пространства человеческого бытия   до примитивной    плоскости - и   делает возможным столь популярные   ныне   игры. Более     того,   она, эта редукция      есть    источник   абсолютно  всей  исключительно   многообразной по формам мерзости, которую принято почему-то называть постмодернизмом.   И нет   сомнения, что   игроки эти   ( те из них   хотя бы, что случайно   сохранили вкус   к отвлеченному   мышлению) должны   молиться на    теоретиков   инволюционных    парадигм, добывающих   пусть ничтожный, но смысл   в   их     играх.   Да и смысл   их   существования   за одно.

И если   разобраться - бесконечно несчастны они…. Особенно, когда это не примитивные     мастырщики, упивающиеся обретенной в плоскости избыточной    свободой, а люди    одаренные от природы    слухом (музыкальным, литературным,   сценическим), но вынужденные, чтобы соответствовать    духу времени    и вкусам публики,        в своих текстах,   мизансценах    приплясывать,    с   прихлопами и притопами,    под   самую дешевую «попсу»...

Им-то, действительно, ничего не остается, кроме как   благодарить   госпожу Виролайнен   ( и   ее в  частности) за подаренный   смысл   своего   существования.   Благодарить и   где-нибудь в    уголке,  в каком-то небольшом эпизоде своих     «мастерски скомпонованных    бесконечно вариативных инсценировок» все-таки, назло    всем и    себе,   прокричать и   об «инварианте»    -   торопливо    и      по возможности   незаметно для приученного   времени   и «дрессированной»публики   …

И.Б. Роднянская    прекрасно    выделила   в одном из     премиальных   романов    самых последних    лет   это   трагическое   для автора       противостояние    плотного   массива мастеровитой     прозы и … одного эпизода,   исполненного    настоящим,   а  не условным   мастером….

 Когда   инволюционеры   несколько   приходят в себя, они    все-таки, как показывает   И. Роднянская,  начинают   «искать просветы» - возможности «вернуться к бытийным истокам    культуры». Но вернуться, это значит   вырваться из поля   инволюционного   морока   и признать все, что   происходит   с культурой,    запущенной   общественной болезнью.   То   есть вылечиться, поставить   хотя бы   задачу    вылечиться.

    И понять, что вылечиться   можно только всем вместе   - коллективно. Индивидуальные     средства здесь не сработают. Рассчитывать   на     гениев, на их прорывы   - наивно. Они в этой   современной клоаке     обречены   -   будут выбракованы   еще   на дальних   подступах к самостоятельному художественному   творчеству.

 

10.

 

Пытаясь найти   выходы   из тупика, И. Роднянская обращает, естественно, свой взор   к христианству.   И записывает следующее:   «неустранимость христианства из мира в качестве сакрального центра человеческой истории - такой же факт, как и его пошаговый уход из этого мира и этой истории.»   То   есть   христианство,   с одной   стороны, рассматривается    ею  в качестве   универсального сокрального ( идеального)   центра.    Но значимость этой     универсальности     неумолимо иссякает…

 Эти мысли об уходе    можно понять.   Новизна,   наглая, структурированная, автономная - это, конечно, страшная   сила, и она способна   исказить     самое устойчивое   восприятие.    Но   пока, к   счастью,    она   только царствует, но не правит   -   не   затрагивает   заложенных христианством   нравственных основ. Человечество из каждых восьми предъявленных   ему     одинаковых    фасолин, пока   упрямо    пять   из них      относит   к   хорошим, и  лишь   три   - к   плохим. Эту   золотую основу   восприятия   мира      20 век   не уничтожил   - она устояла.   И проблема    заключается  в коллективном,     умно  организованном   социальном   усилии, которое     помогло бы ему    устоять в   веке   21-ом.

 У   меня    сложилось     впечатление, что    И. Б. Роднянская, несмотря на    заявленное ею разделение   этического и эстетического,       местами   очень близко подходит    к    мысли об их неразделенности   в   христианскую   эпоху. Именно   с   « христианской  закваской»  она   связывает   «необычайный расцвет культурного творчества», который   так   старательно, компрометируют    инволюционеры.   А   пытаясь объяснить усилившиеся   «наклонные»   тенденции в    искусстве-культуре,  замалчивают        важнейшее обстоятельство, которое выделяет И.Б. Роднянская: «христианство, высвободив из подзаконности человеческую совесть, ввергло творчество культуры в неслыханную зону риска»…

 Итак, именно провозглашенный    христианством переход к   человеку   нравственному ( или высвобождение   совести из под власти закона) переводит творчество   культуры в зону   риска…   Формально в этом положении присутствует мысль о принципиальной   разделенности      эстетического и   нравственного,   но по существу   здесь же содержится   и    идея   их неразделенности:   не оставляйте   муз     на свободе, поместите их в поле общей     заботы, соедините в этой заботе ваши   личные, свободные от опеки закона   нравственные усилия     и   помогите   музам   обрести   то же освобождение, которым   вас одарило христианство...

И. Б.  Роднянская   считает, что   « поражение культуры на путях риска было предопределено», хотя бы потому, что   человек   вообще   не в состоянии позитивно употребить дарованную ему   свободу. И подчеркивает, что у Достоевского   великий   инквизитор    высказался    на эту    тему    с   исчерпывающей полнотой.  

  Но   ведь  Христос в «поэме» у   Достоевского,   как   известно, безмолствует    - опровергать    апологета  приземленной, безыдеальной    социальности не желает. Он только   целует    великого инквизитора.    То ли жалеет   его, безнадежно приземленного, то ли    благословляет …    На     поиски, на возращение, на вос-стание из      плоскости: держись,   не отчаивайся,    пройдет и это - все еще у тебя   получится…

  Мне кажется, что у Достоевского    в этом прощальном жесте   Христа   заложено несогласие   Иисуса    с неизбежностью   поражения человека на   путях того риска, что не отделим   от   свободы   выбора...

   Да и сама   Ирина Бенционовна      подобную   неизбежность поражения   принимать   не желает.   Ведь считает же она необходимым    напомнить, что    именно    христианский   персонализм     открыл возможность   своеобразного   «понимания инновационных шагов в культуре», позволяющего,   в конце концов,      выводить   «всякий новый почин»   за пределы   примитивной оппозиции “послушание - произвол”, в   которые его   обреченно   и заталкивают инволюционеры.   Суть    же  этого понимания, по И. Роднянской, заключается в том, что «новация может быть (и в течение многих веков была) следствием не отталкивания от канона (в свернутом виде содержащего соборную истину), а стремления к личным путям воплощения этой истины».

Это очень   важная   констатация, и она   способна    существенно ослабить   опоры инволюционной   парадигмы. Более того,   она( констатация), способна даже   разрушить эти опоры, будучи усиленной   небольшим расширением: новация может быть не только стремлением к   индивидуальному   постижению канона, но и пониманием ( а   лучше чувствованием)   возможности   развития    его.   Наделите   канон   возможностью эволюционного   совершенствования, зафиксируйте такую    возможность   в своем   анализе… И вы оставите     инволюционеров    без средств     существования….

Но   обрести   такую возможность канон может лишь   в   единственном случае -    если он   будет выведен из   информационно- эстетической   плоскости и       возвращен     в свое естественное    трехмерное   состояние.     Развивающийся   же   канон, то есть   вступающий   в реакцию с новизной   и выборочно, со временем   ее   канонизирующий,      и есть та самая    спасительная   и для   культуры,   и для   всего человечества процедура   коллективного ( скрытого)   управления новизной.

К финалу своей   работы И.Б. Роднянская, похоже, практически вплотную подходит   к признанию     прав этической    координаты     в сфере    культуры.  Хотя бы вот   здесь: «христианский импульс присутствует и в постхристианском мире, который, до конца своего, никогда не сможет окончательно стать “пост”». Ведь    это   присутствие и есть   реальный     след    этического...

 Но, увы,   эта   идея   не     получает   у И. Б. Роднянской   развития и, возможно,  причиной   тому - сложившийся    стереотип:   творческое   усилие     исключительно   индивидуально… Хотя,   казалось бы, признается   важнейшее: творческая углубленность это не путь   эпигонства или цитатности,   а   « путь обновления» - обновления   утвердившихся в   традиции образцов… Ведь   здесь схвачено    главное. И остается   немногое. Признать, что это обновление возможно   только    в    сильном этическом   поле и прикинуть с   чего начать.

 Не   само обновление, конечно же…   Начать   выстраивать     условия, в которых оно шло бы   естественным образом.


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments