Валерий Суриков,surikovvv (surikovvv) wrote,
Валерий Суриков,surikovvv
surikovvv

Идеология для по-гор-ельц-ев -- о новейших философических изысканиях Владислава Сурков

(продолжение)

4. Расчет или все-таки заблуждение?
Я давно заметил, что опусы В. Суркова неплохо "разогревают" Андрея Ашкерова: как реакция на них из-под его пера и выходят тексты, оптимально сочетающие в себе язвительность и конструктивность.
А. Ашкеров (Сурковский рай .Взгляд из реальности, http://www.russ.ru/politics/lyudi/surkovskij_raj_vzglyad_iz_real_nosti ), не склонен воспринимать доклад В. Суркова, как нечто непрофессиональное, сварганенное наобум и в спешке. Он, напротив, считает, что эти "представители новой государственной знати", полностью лишены комплексов - исходят из того, что они находятся "в центре знания, в центре науки, в центре философии. И не потому, что везде, а потому, что именно в центре." То есть знать эта не испытывает потребности в консультантах, тем более в каких-то совещаниях и содокладах .Она не стремиться к совместному с обществом адекватному моделированию ситуации. Она сама семи пядей во лбу и ярко выраженная индивидуальность. Ей нужны пере-жевыватели, интерпретаторы, наладчики копировальных аппаратов - одним словом, особый круг людей, способных осознать себя избранными и доверенными лицами госвласти. А чем и в какой дозировке питать (как самих избранных , так и массу) власть сама разберется...
Если эти оценки принять, то власть, получается, своим идеологическим посланиям обществу совершенно намеренно придает соответствующую форму: "диффузные тексты",... рассеянные, распыленные смыслы.... "бриколаж"..., окрошка...,оливьер... И значит, мы имеем здесь дело не с браком разработки, не с предварительным наброском, призванным стимулировать мыслительную активность поданных, а с хорошо сбалансированной, изящно заточенной под национальные традиции и особо изощренный продукт политтехнологии. И это вам не какая-нибудь вертляво-востроглазая Лолита, самый выдающийся политтехнолог российской современности, прямыми жестами вышибающая из мозгов соплеменников остатки последних культурных условностей (комплексов по - ейному). Здесь то ли сеанс профессионального гипноза, то ли класс черной магии - попытка плавными едва заметными пассами очертить для избранных некий меловой круг...
Я бы охотно согласился с такой версией, кабы ни врожденное отвращение ко всякой конспирологии. К тому же эта идея у А. Ашкерова и сама подана достаточно диффузно. Обронена как бы между прочим: хочешь подымай - хочешь нет. Так вот подымать ее не хочется. А не замечать - не получается. Остается признать, что некоторый скрытый замысел(расчет, неискренность ) у г. Суркова все-таки присутствует, но роль его, скажем так, не решающая( А. Ашкеров, похоже, склоняется к этому), а подыгрывающая.
Итак, попробуем согласиться с А. Ашкеровым и допустим, что в определенном смысле, уже по самому замыслу, идеология, предлагаемая В. Сурковым, принципиально немобилизационна, нечиста, эклектична и является идеологией соглашательства... Эти четыре ашкеровских характеристики сами по себе, может быть, и не представляли бы особого интереса, если бы не их специфическая роль: именно они и поднимают разработку В. Суркова на уровень идеологии - эклектической, соглашательской, не чистой, но идеологии. Без идеи же иезуитского расчета все воспринимается как полуфабрикат, как досадная недоработка...
Характеризуя эту идеологию, А. Ашкеров и обнаруживает ее важнейшее качество(из числа стилистических) : "В чем, собственно, хорошо наупражнялась современная отечественная бюрократия и Сурков как ее идеологический вождь? В том, чтобы не просто единовременно, но на систематической основе подменять стратегические решения и цели тактическими, выдавая тактику за стратегию"...Какой-то принципиальной для себя новизны я в данной оценке не вижу - для мне эта подмена отчетливо была видна еще в ноябрьских тезисах Суркова. Но я допускал, что это - непроизвольная подмена, подмена по недосмотру. А. Ашкеров убежден, что она осуществлена намеренно и с расчетом. Ссылкой же на Бурдье жестко подчеркивается, что расчет этот - из числа дефектных.
"...Бурдье... говорил о том, что идеология определяет проблематику политической мысли как таковой, т.е. конституирует для нас то, что может быть вообще помыслено и сделано в политике. И вот с этой точки зрения, конечно, Сурков абсолютно несостоятелен, потому что горизонт политической проблематики он не может никоим образом охватить". В своем анализе сурковской триады А. Ашкеров, собственно , и демонстрирует эту зауженность "горизонта политической проблематики ." Целостность без разделения и как следствие - "безбрежная всеядность, ложный универсализм, этакая "всечеловековость", абсолютно иллюзорная". Персонификация власти, рассматриваемая без "институциональных структур, которые делают эту персонификацию возможной"... Идеализм, взятый отвлеченно "без идеалов и действий, направленных на их достижение", становящийся всего лишь "имитацией убежденности", а ,следовательно, обоснованием "изолганности"..
В определенном смысле сближается с А. Ашкеровым в своих оценках и А. Семенов ( "Сурков - прагматик, а не идеолог" http://www.kreml.org/opinions/152751615), хотя считает, видимо, "зауженность горизонта" у В. Суркова вполне естественной - мол, так формулируется задача, без каких-либо зловещих замыслов и бульника за пазухой. Отсюда спокойный, оптимистический тон и даже готовность признать это планирование стратегическим. Но А. Семенов, похоже, слишком формально проводит границу между тактическим и стратегическим . Одной "диагностики наличной ситуации" для серьезной экстраполяции явно недостаточно. Успех последней всецело определяется способностью смоделировать состоявшееся. Кто пристальнее вглядывается в прошлое, тому и открывается возможность с наименьшими издержками смоделировать будущее. Этот основной закон экстраполяции действует не только в математике...
В. Сурков по российскому прошлому, увы, лишь скользнул, лихо перевел взгляд в будущее, которое мыслится им все-таки как простенькая про-европейская вариация , и из этого довольно-таки легкомысленного далека попытался оценить сегодняшнюю Россию - настроить ее именно на это будущее...
А. Семенову такой подход представляется оптимальным. Он даже корит В. Суркова- зачем тот продолжает рядить свою милейшую управленческую парадигму в постылые " невротично-идеологические" одежды, и упрямо не желает признавать своего главного достижения - перевода проблемы из кондовой идеологической сферы в модную и ясную управленческую.
В академически сдержанном и очень благожелательном анализе Д. Бадовского (Футурологический проект для России http://www.kreml.org/opinions/152758382) также сделана попытка выявить рациональное зерно в изысканиях В. Суркова. Считая, что главная задача доклада определить "является ли политическая культура и политическая традиция России ресурсом или, наоборот, ограничителем для дальнейшего развития?", Д. Бадовский подчеркивает, что ответ В.Суркова на этот вопрос предельно четок: культура есть и ресурс и граница. И у России, полагает он, есть возможность найти оптимальное решение - проскочить сквозь узкий зазор , за пределами которого ресурс становится ограничением, а ограничения, в свою очередь, блокируют ресурсы. Д. Бадовский связывает эту возможность, не с какой-то стратегией - последней он просто не видит в докладе В. Суркова, а с предложенной В. Ю. методологией - с "концепцией утопического сознания": стройте политику не только исходя из реалий сегодняшнего дня, но и с учетом своего представления о будущем .
Любопытнейшие слова об этой концепции, можно найти, между прочим, у самого В. Суркова: "Чтобы сделать наши планы более интересными, амбициозными и реалистичными, нужен новый метод. Нужно, чтобы будущее влияло на актуальную политику сильнее, чем прошлое. Нужно диагностировать и корректировать существующее положение с позиций предстоящего. Назовем такой способ оценки и постановки задач "взгляд из утопии", из желательного будущего"...
Ну, выписка из протоколов 8 -го съезда РКП(б) (1918 год) - да и только.... По этой схеме, если разобраться, и осуществлялась первая в мире попытка социалистического строительства. Смоделировать будущее - и из будущего начать править настоящее. Чистейшей воды политический идеализм, несколькими абзацами выше прилично освистанный автором, между прочим.
О рисках , связанных с такого рода (туда-сюда) экстраполяциями уже сказано чуть выше и остается только добавить, что такая методология позволительна лишь на предельно коротких временных интервалах - только для решения задачи выхода из кризиса. И возможно, что нам , по-Гор-Ельц-ам, на какую-то иную "идеологию" пока особо и рассчитывать не приходится, поскольку задача выживания, несмотря на все очевидные успехи первых лет нового века, по -прежнему остается главной. Как в каком-нибудь 13 - 14 веке...
Та колоссальная нагрузка, что ложится в методологии В. Суркова на результат экстраполяции в будущее, собственно, и заставляет с особым пристрастием всматриваться в ту базу, которую он использует - в его триаду. И тут нельзя не заметить, что все три качественные особенности российского миросозерцания, выделенные В. Сурковым,( централизация, персонификация и идеализация) даже в его изложении оказываются весьма сомнительными ценностями. Это можно почувствовать уже в его рассуждениях о персонификации - это становится совершенно очевидным , когда он пытается разобраться "как нам, таким особенным, с этим всем жить", когда начинает потрошить русский идеализм.
" Что до нашего идеализма, то без прагматического заземления, в неохлажденном виде он в повседневном применении ненадежен, а иногда и опасен." Но о каком идеализме здесь идет речь? Как мировоззренческая, ценностная установка, как эталон намерений, он полностью исключает какое-либо заземление и именно в таком качестве может быть или не быть характеристикой национального миросозерцания. Но как установка практической деятельности он, естественно, утрачивает эту свою абсолютность, обретает способность неограниченно смешиваться с прагматизмом и образовывать весьма зловещие мутации ( именно об этом, в частности , пишет А. Ашкеров ) ...
Но эти нюансики В. Суркова, судя по всему, мало интересуют, более того, он завершает свои разборки с идеализмом, грубо противопоставляя его рационализму. Ему хочется, видимо, разоблачить идеализм как политический метод, но бьет он по идеализму-мировоззрению . Идеализм общипан и сброшен на уровень практической политики. Ценностная его установка дезавуируется полностью. И как результат Великая Русская революция в рассуждениях В. Суркова оказывается на одном уровне с перестроечной эквилибристикой М.Горбачева...
Граница между особенностями духа, миросозерцания и особенностями политической культуры( а это ,несомненно, характеристики разного уровня) у В. Суркова, увы и к сожалению, вообще остается открытой - и там, и там у него монопольно хозяйничает его триада. Что, конечно же, не может не приводить к двусмысленностям и накладкам .
"Для людей и их сообществ ", - пишет он, - " культура - это судьба. А судьба может складываться по-разному. И от нее, как известно, не уйдешь. Нужно использовать шансы и преимущества, которые она дает. Можно спорить с ней, влиять на нее, добиваться изменений. Но при этом нельзя игнорировать налагаемые ей запреты и ограничения.... На каждом временном отрезке она создает и поощряет одни стереотипы поведения, разрушая и подавляя другие. Каким-то нашим устремлениям потворствует, каким-то - мешает."
С этим вполне можно было бы согласиться, если бы речь шла только о политической культуре, то есть о некоторых общих особенностях организации национального социума в конкретных исторических обстоятельствах. Но такая неопределенность, размытость совершенно недопустима, если речь идет о национальной культуре, о духе нации, то есть о вневременных, архетипических принципах формирования национального социума. Такая неопределенность может свидетельствовать только об одном - об отсутствии культуры, о ее неразвитости, о ее недостаточной временной выдержанности.
Причина же всей этой мешанины заключена в триаде В. Суркова - в выбранной им базе, лишенной, увы, устойчивой ценности. Он замахивается на нечто общее, а обсуждает политические частности. И только что провозглашенное в качестве базовых характеристик ....оказывается ущербным. Но зато четко начинает проступать истинный мотив всего это стремительного броска в особенности национального мировоззрения: выстроить хоть какой-то фундамент для концепции суверенной демократии - выточить из тактической болванки нечто вполне стратегическое... Централизация и персонификация.... С этим В.Сурков и бросился на поиски , наткнулся на целостность и подверстал к ней валявшийся чуть поодаль идеализм...
Это, как мне показалось, очень хорошо почувствовал С. Кургинян( Смысл заявки или заявка на смысл http://www.kreml.org/opinions/152923520): В. Сурков, мол, пытается найти некую трансцендентную основу(холизм ) для возлюбленного имманентного( суверенная демократия ) . Однако достойной, глубокой связи двух сущностей В.Суркову продемонстрировать не удалось. Она у него ситуативна, служебна - "охранительна" , "апологична". То есть суверенная демократия как висела в своем имманентном, прагматическом пространстве, так и осталасьт висеть. Как относилась к тактическим разработкам , так и относиться. Идеологии, политической стратегии , "формулы спасения " из нее не получилось.

5. Российские перспективы - взгляд из состоявшегося.

Локальный характер принятых В. Сурковым постулатов ( его триада) по существу и лишает его возможности обсуждать глобальные цели России. Не целостность ради целостности ( или ради охранения уникальных природных ресурсов ), а - ради некоторой общецивилизационной задачи. Такая постановка у В.Суркова просто невозможна. Из его построений совершенно не ясно, какова необходимость поддерживать и сохранять эту громадную и плохо управляемую малозаселенную территорию. И на фоне этих построений кажется вполне естественным вопрос , а почему не перейти от этой централизации, скажем, к цивильному федерализму или даже к конфедерализму?..
Ограничиваясь пределами России, разобраться со всем этим невозможно, какие бы экзотические качества русского мировоззрения ни призывались на помощь. Понять что-то можно только извне - при попытки осмыслить, какую ценность представляет громадная и единая Россия для мировой цивилизации в целом... На этом направлении, видимо, следует и искать заветную черту российского миросозерцания, и определять специфику нашей государственной стратегии.
Среди тех, кого В. Сурков вдохновил своим докладом, лишь несколько авторов попытались в рассуждениях о будущем России покинуть ее границы .В их числе Сергей Переслегин (Онтология утопии. Взгляд из настоящего ( http://www.russ.ru/politics/docs/ontologiya_utopii_vzglyad_iz_nastoyaschego). Настроен он в общем-то мрачновато: глобальный мировой кризис уже на пороге, а "все сценарии развития сегодняшней индустриальной цивилизации: инерционный (глобализация forever), когнитивный (прорыв) или неофеодальный (размонтирование) уже акцептованы в культуре. Осталось лишь выбрать, что нравится, что по силам, что проросло естественно, а не приживлено из слепого подражания чужому". Возможность же выживания цивилизации он связывает исключительно с "проектная формой разрешения противоречий"- китайский, индийский проекты, глобальный проект Европейского союза, глобальный исламский проект. И полагает, для России "возможна лишь глобальная проектность или же - никакой". С. Переслегин допускает, что следующий президент России возможно и предъявит миру некий "русский когнитивный проект"... Сущностная, собственно идеологическая сторона желанного проекта, правда, не очень ясна( "Мы еще можем пожить в двустоличье Москва - Владивосток и собрать в русском языке смыслы Азии и Европы. Для этого личность, начинающая этот проект, должна выйти из пространства истории и жить в пространстве культурных уникальностей"...)
Приблизительно об этом же ведет речь Игорь Джадан (Жизненное пространство смыслов http://www.russ.ru/politics/lyudi/zhiznennoe_prostranstvo_smyslov), считающий ,что Россия обязана развернуть "свое собственное идейное наступление. Его смысл: в мирном расширении русского смыслового пространства." Признавая важность роли государства в такой информационной войне, он, тем не менее, возможность победы в ней связывает с способностью нации к " спонтанной самоорганизации" и потому следующим образом формулирует нашу основную задачу: всемерное укрепление и сбережение русского самосознания, сформированного и проверенного веками. ( В этом направлении, похоже, размышляет и Сергей Чернышев ( Россия как захват и поглощение http://www.kreml.org/opinions/153266114))
Будущее России, таким образом, рассматривается И. Джаданом( и он очень последователен в этом) исключительно из прошлого, настоящее вообще, похоже, оценивается, как вполне случайное и учитывается с исчезающе малым весовым коэффициентом. Однако, при всех преимуществах такого подхода его вряд ли можно рассматривать как готовый вариант стратегии. Уж слишком большая нагрузка приходится здесь на такие понятия как "высокомотивированный националист", "профессиональный русский".Они требует исключительно осторожного обращения. И высокого уровня организации. В варианте же избыточной самопроизвольности (самоорганизации) без обстоятельной рефлексии всего мирового опыта национализма, упомянутая И. Джаданом ""дубина" современной народной войны", начнет в большой степени лупить по национальным интересам России, чем по предполагаемому неприятелю.
Необходимость критической оценки базовой триады В. Суркова совершенно очевидна и Б. Межуеву ("Политика не является прямым следствием культуры" http://www.russ.ru/politics/interview/politika_ne_yavlyaetsya_pryamym_sledstviem_kul_tury) . Он с явным сомнением относится к целостности российского миросозерцания как опорному качеству, из которого можно получить все остальное или многое, а сама идея обоснования политики культурой представлена им как явная чрезмерность, как восторженная увлеченность. И хотя комментарий его краток, а идея "базовых факторов существования русской цивилизации" фактически только названа, звучит она( особенно на том елейном фоне, который статистически господствует в откликах на доклад) настолько привлекательно, что понуждает искать какой-то иной исток российского стремления к моноцентрализму, чем заявленная В.Сурковым целостность миросозерцания.
Если судить по докладу, то В.Сурков достаточно хорошо понимает, что в связке реальная история государства - традиции государства( особенности национального духа) нельзя в чистом виде отделить причину от следствия, определить, что первично , а что вторично Но в отдельные исторические периоды эти соотношения могут все-таки проясняться. Кажется очевидным, что вширь и преимущественно на Восток, Северо-Восток Россию гнал поначалу исключительно инстинкт самосохранения: до предела - до океана - подчинить территории, с которых пришло когда-то разрушительное нашествие, и тем самым обезопасить себя. Те особенности национального духа, которые В. Сурков прописал в своей триаде, формировались, и преимущественно неосознанно, в ощущениях этой российской просторности, по тем временам - бесконечности. Со временем эти ощущения оформились в особенности национального духа и сами по себе стали влиять на обстоятельства существования. Просторы наши стали сосудом национального духа, и уже сохранение последнего требовало охраны просторов. Целостность, персонификация, идеализм России рождались прежде всего из потребности ее самосохранения и постепенно стали средствами ее выживания, а затем и сверхидеей ее существования.
Одним словом, существует некоторый предел размера, просторности, ниже которого России нельзя опускаться - за этим пределом она начнет стремительно терять свою идентичность. Именно поэтому Россия, чтобы сохранить себя должна, быть целостной, централизованной, идеалистичной. Это и ответ на сомнения Б. Межуева - чтобы остаться Россией она должна идти на издержки. Это и оправдание идеологии, которую презентовал В. Сурков ...
И тем не менее соглашаться с Владиславом Юрьевичем нельзя. Категорически . Горизонт , который он отрисовывает для России действительно заужен. И прежде всего начальной установкой - попыткой выстроить ее будущее на основе локальной, осуществленной исключительно из России экстраполяции. Но определенные черты национального духа России уже давно перестали быть чисто российским достоянием и превратились в общецивилизационные ценности, сделав Россию своеобразным заповедником, а ее цивилизацию чем-то вроде Красной Книги , в которой собственно европейская цивилизация, ассоциирующаяся в наших представлениях с Западной Европой и США, хранит остатки былого - христианского, евангельского - идеализма..
Однако, собственно европейский вариант можно рассматривать и в качестве пробного - рабочего - варианта европейской цивилизации. Кто с уверенностью может утверждать , что нынешний Запад - это и есть единственно возможный вариант европейской цивилизации?.. А если допустить , что Запад сорвался с истинно европейского пути, что нынешний Запад - уже давным давно не Европа, и самостоятельное возвращение его на путь евангельских идеалов уже невозможно...
России же в этой ситуации просто фатально повезло - она в силу своего систематического отставания не успела полностью европезироваться по западным шаблонам. И именно в этом сегодня заключено ее главное стратегическое преимущество перед Западом. Преимущество, которое в силу российской территориальной, ресурсной и культурной самодостаточности является не мифическим , а реальным преимуществом даже в условиях современно плотности информационных потоков. Россия сегодня, видимо, осталась единственной страной , которая сохранила возможность переформировать европейскую цивилизацию, и сбережение России, ее идентичности, таким образом , является общецивилизационной задачей. Именно этот горизонт должен быть освоен при разработке и геостратегии России и ее национальной идеологии.
Вред приносимый В. Сурковым в его попытке представить свою суверенную демократию в качестве стратегической российской парадигмы в том и заключается, что свою сугубо частную модель он пытается выдать за генеральное обобщение, в то время, как реально значимая для России модель поглотит сурковскую, как частную, превратив ее (в лучшем случае) в программу-минимум, если угодно.
Что же касается тех российских особенностей, которые позволяют вести речь о заповеднике, о Красной Книге, об общецивилизационных ценностях, то речь прежде всего здесь нужно вести об удивительной российской презумпции - презумпции нравственных( внутренних) ограничений перед ограничениями внешними, юридическими. Эта особенность несомненно восходит к началу первого века, к Нагорной проповеди Иисуса из Назарета, в которой впервые и была сформулирована идея самоограничения, идея защиты единичным всех от себя - от своего собственного произвола . Именно через снижение влияния внешнего запрета (закона, заповедей) в пользу индивидуального ограничения рождающее христианство и выламывалось из древнего иудаизма - противопоставляло себя ему и открывало в этом противопоставлении эру особой европейской цивилизации, где внутреннее индивидуальное стеснение приобретало большую ценность и значимость, чем стеснение внешнее. Все классическое искусство, вся классическая литература если и говорит о чем-то общем, то исключительно об этой презумпции.
В России эта склонность к самоограничению в неявной форме пришла вместе с византийской культурой - в обрядах и особенностях православного богослужения. А просторы России в сочетании с ее суровым климатом стали со временем идеальной теплицей для возрастания и укрепления этой склонности. Она и есть источник всего того, что В. Сурков собрал в свою триаду.
За 20-й век эта склонность к самоограничению была в Европе полностью( или практически полностью) иссечена....
Фрейдизм... Фашизм....Банда философических рвачей и выжиг... Российский социализм, выстроенный по грузинским лекалам, наконец...
Закат Европы все-таки состоялся. Европа уже не Европа, и нет никакой нужды России догонять ее.
У нее иная задача - начать строительство европейской цивилизации заново. И увести в этом направлении Запад.
Успеть увести. Раньше , чем его оприходуют (уволокут в своих повозках и кибитках) харизматики с южных морей и нагорий .

25 июля 2007 года
Задонск
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments