Валерий Суриков,surikovvv (surikovvv) wrote,
Валерий Суриков,surikovvv
surikovvv

Два суждения на тему премьерства Медведева

Константин Затулин Выбор после выборов к продолжению темы

http://www.izvestia.ru/news/520891



Ровно две недели назад с заявлением в печати выступил «Клуб избирателей России и Владимира Путина», призвавший выбить почву из-под двоевластия, а заодно и очередной попытки праволиберального дворцового переворота в России, упразднив пост председателя правительства Российской Федерации. Авторы, а их было трое, первоначально не предполагали сразу раскрывать свои имена: они были заинтересованы в обсуждении своих идей, а не своих персоналий. Однако это оказалось невозможным и, поставленные перед выбором, двое предпочли уйти в тень. А упало, Б пропало, ну, а я «остался на трубе», подписав заявление. И теперь, как и предполагалось, узнаю много нового и интересного о себе самом и своих подлинных намерениях.

Волна, поднятая в сетях, довела некоторых блогеров до призывов посадить автора на пять лет за «публичный призыв к насильственному изменению конституционного строя Российской Федерации» (ст. 280 УК РФ), а то и «возбуждение ненависти либо вражды… с использованием средств массовой информации» (ст. 282). «Мы тоже не лыком шиты», — с гордостью думал я, втайне примериваясь к лаврам Ходорковского. Но последовавшая дискуссия, слава Богу, не свелась только к анализу моего прошлого (в студенческом оперотряде и ЦК ВЛКСМ), предполагаемым личным обидам или карьерным вожделениям.

Несогласные с нашим заявлением, каким бы не было их отношение лично к Путину или к Медведеву, шокированы самой постановкой вопроса о ликвидации поста премьера, с которым президент делит и так «непочатый край работы». Им почему-то не приходит в голову, что этот «непочатый край» можно делить десятком разных других способов, не прибегая при этом к услугам премьера, почти равного президенту по полномочиям, но не по порядку получения своей должности, проверки доверия к нему со стороны сограждан. Бывший председатель Совета министров СССР Николай Рыжков оказался чуть ли не единственным среди опрошенных депутатов и членов Совета Федерации, кто подтвердил наличие острой проблемы взаимоотношений аппаратов президента и премьера в практике управления государством — это больше говорит о государственном опыте наших законодателей, чем о неосуществимости нашего предложения.

Критики, конечно, не могли игнорировать тот факт, что предлагаемая в заявлении Клуба избирателей конституционная реформа не является чем-то нигде и никем не реализованным. Мы сознательно не ссылались на американскую модель, предпочитая, чтобы наши оппоненты сами попробовали опровергнуть ее применимость в России. Ведь США — такая же огромная, многонациональная, федеративная, стремящаяся к лидерству в мире страна, какой был Советский Союз и есть или хочет быть Российская Федерация. И что же? Один (Алексей Макаркин) видит препятствие в несчастливом российском опыте вице-президентства, другой (Борис Межуев) почему-то считает, что наш президент, в отличие от американского, не несет «политической ответственности перед собственной партией за проведение в жизнь определенной программы действий». Всё это какая-то чепуха. В Америке есть вице-президент, председательствующий на заседаниях сената, а у нас — председатель Совета Федерации, не являющийся вице-президентом, почему бы не усмотреть здесь аналогии с поправкой на «несчастливый опыт»? Весь смысл нашего письма как раз и состоит в том, чтобы Владимир Путин признал ответственность — если не перед полупарализованной «Единой Россией», то перед своими избирателями, — за «определенную программу действий». И судя по недавней встрече с активом, созданного им ОНФ, Путин чувствует такую необходимость.

Наконец, когда другие аргументы исчерпаны, нам говорят, что никакая отмена премьерства в России невозможна, ибо Путин публично дал Медведеву слово, что тот будет премьером. Что они чуть ли не «избирались вместе». Что ж, это неотразимый довод. Следует ли из этого, что Путин обречен на премьерство Медведева до конца своих полномочий? Что бы и когда бы тот ни сделал? Как это соотносится с уверениями тех же самых экспертов, что двоевластие в России исключено по определению, по Конституции?

Мы, конечно, могли бы считать свою задачу отчасти выполненной, если бы приняли на веру эти заявления о невозможности двоевластия со стороны людей, восхвалявших «тандем» и агитировавших за выдвижение Дмитрия Медведева на второй срок. Если бы мы не замечали происходящего — здесь и сейчас. Переходный период после избрания Владимира Путина и до его вступления в должность вовсю используется уходящим президентом и его окружением не для подготовки мемуаров, а для достижения необратимости в расширении своих будущих полномочий, создания собственной политической базы, подконтрольного своим сторонникам телеканала. Дмитрий Медведев совсем не похож на кандидата в «технические премьеры», роль которого якобы уготована действующей Конституцией. Тем, кто сомневается в этом, рекомендую повнимательнее ознакомиться с планами присоединения к международному партнерству «Открытое правительство», которое может состояться уже 16–18 апреля, на ближайшем заседании этой организации в Бразилии. По сути, речь идет о частичной утрате суверенитета, заложенной в эффектную обертку этой американо-бразильской инициативы.

Благодарю тех, кто, как и мои друзья, обеспокоен складывающейся ситуацией и сходится с нами в необходимости предотвратить растаскивание плодов победы большинства на выборах 4 марта с.г. Сейчас еще преждевременно, как иные настаивают, анонсировать планы противодействия, бежать подавать заявки на митинг или пристраиваться в хвост очереди в окошко регистрации собственной партии. Как и все, мы ждем 7 мая и того, что последует за инаугурацией Владимира Путина.

Автор — директор Института стран СНГ

Читайте далее: http://www.izvestia.ru/news/520891#ixzz1rcSUNLns



Кто возглавит правительство?

rightview

                 



Екатерина Винокурова в Газете.ру «делает из Медведева единоросса» и даже председателя «ЕР». По причинам, к которым можно отнестись с пониманием, она игнорирует препятствия, стоящие на пути такого решения.

Наличие этих препятствий побуждает, комментируя последние новости от «партии власти», выдвигать менее оптимистичные для Медведева прогнозы. Речь идёт о препятствиях, к которым привлекает внимание Константин Затулин (1, 2). От имени «сторонников Путина» он рекомендует избранному президенту найти способ уклониться от выполнения обещания назначить Медведева главой правительства.

Аргументация Затулина, если вычесть из неё патетически-популистские элементы и перевести на «язык власти», по сути сводится к указанию на то обстоятельство, что Медведев успешно создаёт проблемы, вместо того, чтобы успешно их решать
. Всё, чего удалось добиться за последние годы путинскому преемнику – это критически перевозбудить население, вызвать волну, оседлать которую он сам же не в состоянии. В условиях отсутствия признаков новых идей в высказываниях Медведева, есть основания предполагать, что в общих чертах этот же курс будет продолжен им в новом качестве.

Фактически, утверждает Затулин, Медведев в должности премьера компрометирует президента. Не без заметного напряжения сил Путин аккумулировал социальную поддержку, чтобы заткнуть брешь в кремлевской стене, образовавшуюся по вине другого участника тандема, а вот теперь тот вновь возьмётся за старое. Зачем давать ему такую возможность? Если даже считать это политтехнологическим приёмом (создать проблему, чтобы затем взяться за её решение), то второй раз он не сработает. Да и нет в том надобности.

Можно также добавить, что идеологический заряд, который оборачивается «дырой в стене», «разбродом и шатаниями» вместо движения вперед, заложен в определениях «праволиберальной» программы, по-видимому, не только для Медведева, но и для самого Путина какое-то время служившей образцом «программы развития». Действительно, даже намёк на возвращение к политике «либерализма» потерпел фиаско: был встречен истерично-недоверчиво-враждебно почти всеми слоями общества, включая, что следует особо отметить, общественные группы, патентовано «либеральные» в собственных глазах. После решения Медведева не выставлять свою кандидатуру на второй срок шумнее всех вздыхали те, кто перед тем приложил наибольшие усилия сделать это решение неизбежным.

Но какой-либо иной программы, с которой ассоциировалось бы представление о «курсе Медведева», как не было, так и нет. Сам он в своих пространно пустых монологах перед «сторонниками» даже не пытался откорректировать приписанную ему политическую идентичность. Что выглядит парадоксально, если вспомнить, как ещё недавно именно Медведев громче всех стучал кулаком, требуя от ВПК освоить 20 трлн. рублей, запланированных на закупку вооружений. Подобная активность почему-то не мешает ему оставаться в общественном мнении «западником», «либералом» и чуть ли не главным резидентом госдепа-ЦРУ в России. И его это, похоже, устраивает.

Сегодня Плигин и его единомышленники призваны таким образом сформулировать идеологию своей платформы в «ЕР», чтобы на правах возможной партийной группы поддержки либерального курса будущего правительства оказаться в меньшинстве. В это же самое время Затулин бьет в набат, мобилизуя более многочисленных условных сторонников «государственно-патриотических» и «социально-консервативных» взглядов занять оборону в зазоре между Путиным и Медведевым. В итоге последний выглядит весьма сомнительно как партийный глава правительства, способный опереться на верную ему парламентскую фракцию большинства. «Брожение» в «ЕР», обозначившееся несколько дней назад, если к чему-то и ведёт, то к свершению мечты Бориса Межуева о постепенном возрастании роли представительной ветви власти. Но Медведев на фоне этой тенденции остаётся в проигравших.

«Правое», противопоставленное «государственно-патриотическому», оказывается фикцией. Уже много лет. Что, в общем-то, понятно изначально.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments