Валерий Суриков,surikovvv (surikovvv) wrote,
Валерий Суриков,surikovvv
surikovvv

Categories:

Да, сумерки - только не всеобуча...

Алексей Любжин обубликовал недавно двухчастную статью под названием « Сумерки всеобуча »
Тема ее насущна - преподавание литературы в средней школе. И настроен автор крайне агрессивно:
« для расцвета культуры и науки вовсе не нужно, чтобы все население проходило через одну и ту же школу, где оно усваивало бы то, что школьному начальству конкретной эпохи благоугодно будет признать "классической литературой"»;… « школа во всей совокупности своего быта и уклада, безусловно, является одним из инструментов поддержания единства; но именно во всей совокупности - и вовсе не обязательно единая школа. То, что видится нашим "отцам отечества", называется иначе. Это не национальное единство - это культурная однородность."
И русских гренадеров вспоминает. Которые стояли насмерть и без единой прочитанной книжки…
Что касается русских гренадеров, то да, они были безграмотны. Но их не обрабатывали рекламой, их не дрессировали убогими сериалами, они даже не подозревали о существовании ток-шоу под названием "Без комплексов" . Но зато они с детства хотя бы раз в неделю присутствовали на литургии, регулярно исповедовались и причащались . То есть и по воспитанию и по жизни своей , при всей тяжести последней, пребывали в устойчивом поле идеального. Это и определяло их поведение. По нынешнем же временам классические литература и искусство, то есть те их достижения , в которых эстетическое, этическое и познавательное гармонично сочетаются , остаются для большинства молодых людей и единственным островом идеального, и его школой. Другого просто нет. Основы православной культуры в школу не допустили, теперь остается додушить классическую литературу... И тихо посапывать ... в блевотине культурной неоднородности...
Но все эти стенания А. Любжина по поводу решающей роли культурной неоднородности в национальном развитии в контексте основной темы статьи - крайне наиграны. Поскольку ставится им один вопрос, а решения ищутся в области ответов на совсем другой. Заводится речь об особенностях приобщения детей и юношества к культуре ( вопросы образования и воспитания ), а рассуждения ведутся о культуре, как социальном явлении ( вопросы культурологии ).
Правда же здесь заключается в следующем. Без предельно однородного питания не выживет ни один грудной ребенок ... И нет более эффективного способа физически изуродовать растущего ребенка, подростка, юношу, чем пища, насыщенная пережаренным, сальным, острым и прочими пищевыми крайностями. Точно также, если государство озабочено состоянием душ и умов подрастающего поколения, оно должно с исключительным упорством придерживаться принципа оптимальной культурной однородности национального образования, последовательно и жестко ограждая его, особенно на начальных стадиях, от слишком уж острых приправ. Речь идет о взращивании, о становление неокрепшего существа, и нет иного средства для сохранения его нравственного здоровья, кроме диетического, выверенного на образцах национальной классики "питания".
Предельные ограничения на культурную множественность в образовании детей и юношества. Вырастут, души окрепнут - тогда и возьмут свое, если пожелают....
Сергей Степашин, которого А. Любжин столь азартно пинает и заталкивает в культурные нигилисты, как раз и говорит прежде всего об ответственном взращивании молодежи...

Что же касается собственно однородности-неоднордности, то в суждениях А. Любжина нельзя, конечно, не заметить вполне позитивную мысль о стабилизирующем воздействии на общество культурной неоднородности . И я не собираюсь ставить эту мысль под сомнение. Я лишь настаиваю на том, что она не должна абсолютизироваться. Она несомненно справедлива, но лишь в определенных пределах, пока речь идет о влиянии культуры на стабильность общества. И она определенно превращается в свою противоположность - в ложь - за этими пределами, в частности, тогда, когда обсуждается проблемы школьного образования. Не следует ее абсолютизировать и еще в одном отношении.
Совсем недавно в одном достаточно экзотическом издании (Physical Review Letters) промелькнуло сообщение о любопытнейших расчетах, группы испанских физиков. Они показали, в частности, что у «множества чувствительных элементов, связанных друг с другом в максимальную сеть» резко возрастает коллективный (резонансный) отклик на слабые внешние воздействия. Но только в том случае, когда параметры элементов отличаются (имеют ненулевую дисперсию). То есть сеть, состоящая из одинаковых элементов( нулевая дисперсия ) столь же индифферентна, как их механическая смесь( или отдельно взятый элемент). Нет существенных изменений и у сети с большим разнообразием (значительные дисперсии ). Но в некоторой оптимальной области разнообразия чувствительность системы, а значит и ее способность к адаптации, возрастает в десятки раз…
В оптимальной области, господин Любжин, а вовсе не при абсолютных значениях!
И это для системы в целом. Для становящихся, формирующихся ее элементов оптимальная область несомненно будет сужаться.
Однако, это только по первой части публикации А. Любжина может сложиться впечатление, что он не совсем в теме и использует приемы близкие к демагогическим ( подмен темы - ходовое средство такого рода методик ), чтобы убедить читающую публику в бесполезности литературы в школе. Вторая часть его работы свидетельствует о том, что узловое звено проблемы он все-таки временами видит прекрасно, и та волна неприязни, которую он столь страстно гонит на отечественную классику в школе, имеет своим истоком другие причины - связанные исключительно с толкованием функциональных особенностей этого звена.
"Строго говоря, перед таким предметом, как отечественная литература, можно ставить три цели. Первая - риторическая; на образцовых произведениях ученики осваивают искусство правильно и хорошо писать на родном языке. Вторая - воспитательная; литература оценивается как школа нравственности. Третья - научная; литература рассматривается как важный элемент культуры, и знание ее истории - в тех масштабах, в которых это доступно в школе, - считается необходимым элементом тех знаний, которыми должен обладать образованный член общества. "
Это - очень важное положение: в нем как раз и схвачено основное звено проблемы. Литература, (искусство) содержит в себе три компонента- эстетический, этический и познавательный. Это признается. Что в принципе открывает возможность и к пониманию проблемы, и к ее решению. Но, к сожалению, для А. Любжина эти три компонента не являются компонентами единого эстетико- этико-познавательного пространства (подробности на эту тему смотри здесь ). И потому, даже держа в руках главное звено цепи, он не выходит к оптимальным решениям. Три эти компонента у него достаточно автономны, и только поэтому в советской школе он видит тотальную подмену эстетического этическим, тогда как там имело место лишь резкое, насильственное смещение равновесия в сторону этического, соответствующим образом ( с классовых позиций, естественно) определенного . Именно представление об автономности - несвязанности - этих трех компонентов, если разобраться, лишает А. Любжина и возможности объективной оценки школьного сочинения. Ведь идеологическая перегруженность этого жанра, так раздражающая А. Любжина, отнюдь не свойство самого жанра, а следствие все того же нарушения пропорций между тремя взаимосвязанными компонентами. Пропорций, которые легко и просто оптимизируются - хорошим учебником, умной программой.
А. Любжин , с одной стороны, похоже, полностью отрицает воспитательное начало в литературе. С другой же - вынужден признать, "что воспитание с помощью литературы может быть двояким: либо красотой слова, либо жизненным содержанием. В той глубине, где кроется цельная и неделимая человеческая личность, они соединяются; но как же трудно добраться до нее нашими грубыми педагогическими средствами". Но при этом категорически не желает замечать, что, признав соединение этического и эстетического в глубинах человеческой личности , он признал по существу и их взаимодействие в самой литературе. И, следовательно, теперь можно ... сжечь все написанное и от этой уже точки начать статью заново.
Но, увы, увы. Лучшая мысль статьи оставлена без внимания - генетически связанные компоненты вновь разделены:
"Воспитание красотой, тонкое и аристократичное, всегда будет затрагивать лишь незначительное меньшинство; но рассматривать "Евгения Онегина" как, прости Господи, энциклопедию русской жизни и рассуждать, правильно ли поступил тот или иной герой романа, - боюсь, это может спугнуть хрупкое очарование пушкинского текста. "
Но а если " Евгений Онегин" и в самом деле энциклопедия, и это всезнание о русской жизни легко и естественно уживается с хрупким очарованием.... И почему учителю не построить свои уроки на демонстрации этой уникальной гармонии и через нее попытаться пробудить, закрепить в подростке вкус именно к русской, а не, скажем, голландской жизни...
Нет у меня сомнения и в том , что мрачные итоговые выводы А. Любжина - следствие все той же автономизации. И последствие сталкивания трех основных компонентов.

У А. Любжина - устойчивая и сильная неприязнь к советской, этико-ориентированной системе преподавания литературы. Он практически полностью исключает возможность сосуществования - синергии - этики, эстетики и знания при преподавании изящной словесности в средней школе. Дидактика и сегодня забьет все - в этом он уверен.
Но его диагноз все-таки излишне поспешен - он совершенно напрасно издержки перенасыщенной этикой системы преподавания отечественной литературы переносит на саму литературу.
Конечно, без помощи государства, без мощного госзаказа ( кино и телевидению) на высококлассные экранизации классики (мощного настолько, чтобы естественным образом оттеснить на задворки индустрию сериалов) литературе будет сложно восстановить свои позиции в образовании. И прежде всего потому, что в сегодняшней России резко уменьшился спрос на идеальное. Он уменьшился на все отечественное - не убереглась от экспортной экспансии и область норм и нравов. И либеральное хамство незаметно стало универсальной формой существования.
Так что задача восстановления позиций литературы в школьном образовании должна решаться государством одновременно с задачей восстановления спроса на идеальное. Но последнюю высшая власть наша пока не только не ставит - она ее даже не видит..
А в школе последствия либерального разбоя в России, увы, чувствуются с особой остротой . У Ирины Васильковой есть жуткий рассказ под названием "Бедная Лиза" . Это даже не рассказ, а публицистический репортаж о школе, в которой состоялось удушение идеального. И к этому рассказу в общем-то нечего добавить. Притаенный диагноз И. Васильковой ( полная утрата идеального в сфере, где ему должен принадлежать контрольный пакет, иначе катастрофа неизбежна) - и точнее, и, главное, полезнее всех явно предъявленных премудростей господина Любжина. Во всяком случае, с самой литературы все обвинения здесь сняты. И отчетливо чувствуется, что избавление от напасти должно придти оттуда, откуда она появилась. Извне!
Школу нужно решительно выдергивать из-под либерального ига. С этой напастью и взрослая жизнь мало совместима - что уж говорить о детской.
А великая наша Литература свое слово непременно скажет. Даже при всех протуберанцах, что существуют ныне на ее фронтальной поверхности, она по -прежнему остается уникальной сущностью, гармонично соединяющей в себе этику, эстетику и знание.
Главное, чтобы это почувствовали педагоги...
Главное, чтобы им помогли это почувствовать...
Главное, чтобы этому всему не мешали извне…


Валерий Суриков
Tags: Василькова, Литература в школе, Любжин, спрос на идеальное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment