Валерий Суриков,surikovvv (surikovvv) wrote,
Валерий Суриков,surikovvv
surikovvv

Все к Александру Проханову - читаем и перечитываем «Завтра»….

Интервью Александра Иванова «Верните нам нашу сложность»
А. Проханов опубликовал еще в марте. Необычная, не правда ли, комбинация: издающий Сорокина А. Иванов + прохановское «Завтра» + этот вскрик-мольба о возвращении нам нашей сложности… Экзотичность и удерживала так долго эту публикацию в моем резервном списке - аж до сентября. И, похоже, «консервация» оказалась очень кстати - после августовских событий некоторые идеи этой на редкость нетривиальной работы обрели особо актуальное звучание.


Я исхожу из того, что августовская война на Кавказе энергично подстегнула тот процесс ( ленивый, плохо различаемый, порой искусственно сдерживаемый, часто полностью исчезающий из виду), к которому сводилась суть восьмилетнего правления В. Путина и который я называю
левым поворотом с опорой на правый силы
- поворотом по дуге с близкой к нулю кривизной. Нынешний грузинский президент, вне всякого сомнения, оказал громадную услугу России, и придет время - стоять его памятнику где- нибудь в скверике на Болотной площади, рядом с химерами М.Шемякина. Своими неуклюжими действиями несчастный Мишико подтолкнул (раскрыл, спровоцировал) то, что медленно выстраивалось и вызревало - к резкой активизации поворота влево. Во внешней политике, во всяком случае, это стало предельно очевидным.
Сейчас еще рано говорить об окончательной смене ориентиров - что выкристаллизуется из августовской коллизии пока совершенно неясно. И результат здесь будет во многом зависеть от того, насколько интенсивно будут
переопределены
наши представления о Западе. Именно в связи с этим и возрастает значимость идей, выдвинутых Александром Ивановым.


«Западный миф во многом не принадлежит Западу. Он подпитывается энергией латиноамериканцев, азиатов, русских во всех его, этого мифа, измерениях — от крайне примитивного потребительского — до высочайшего метафизического. Мы — огромное зеркало, в которое Запад может посмотреться и понять, чем он когда-то был и чем мог бы стать.»


Не сутью своей привлекателен для России западный вариант европейской цивилизации, а теми романтическими представлениями о нем, что веками создавались в воображении взирающих на Запад со стороны.
Это - важнейшее соображение. Еще в марте оно оставалось сугубо теоретическим и не выходило за рамки, скажем, какой-нибудь культурологи. Сегодня его уже не нельзя не учитывать
и
при текущих политических оценках- разработках.. Осознание того, что мифологизация Запада и оказалась той замаскированной
запад-ней
, в которой чуть было ли ни погребла себя Россия, и является, похоже, сегодня
главной практической задачей
нашего политического руководства.


«…Есть разные варианты этого мифа. Есть Хомяков, который рефлексирует Запад как страну святых могил. Есть Европа как родина освежающих воздух, дезодорирующих революций по Герцену или страна великих шедевров Духа, как считал Тарковский. А есть западничество Ксении Собчак и её покойного папы. Они воспринимают Запад просто как место, где сладко, как зону тотального потребления.»



А. Иванов достаточно много говорит о той роли в мифологизации Запада, которую сыграла советская интеллигенция с ее
« преклонение перед мировой культурой»
, о том, что именно в этом -
«проявил себя едва ли не самый главный феномен Нового времени — советский идеализм.»
Он говорит о
«сложности западнического мифа»,
о многокомпонентности его, о тотальной примитивизации этого мифа за последние десятилетия. И о насущной необходимости
«возвращения этой сложности», о невозможности обеспечить « её реанимацию естественным порядком вещей».


«Должна произойти какая-то невероятная катастрофа, которая вернёт мир к ценности абсолютно простых вещей.»
- считает он, но в то же время не исключает, кажется, иное -самопроизвольное - оживление
«источников силы, источников нового русского мифа»

В связи с этими надеждами и приобретает исключительное значение оценки, которые А. Иванов дает таким узловым (во всяком случае, таковыми они являлись до августа ) понятиям политического курса власти, как
конкурентоспособность.


« В мобилизационной стратегии, о которой говорит власть, меня также смущает идея конкурентоспособности. Эта идея автоматически значительную часть населения и территории страны делает излишней. То есть, всем спасибо, все свободны, идите помирать. Приемлемой может быть только такая идея национального возрождения, которая, например, совершенно умирающий северный город Белозёрск и растущий рядом Череповец сделают частью единого национального проекта.».
И в самом деле. Именно мифические представления о Западе выводят проблему конкурентоспособности на первый план и тем самым обрекает нас на
воспроизведение
всех западных ошибок и промахов - всех идиотизмов западного варианта европейской цивилизации. Да еще с нашими ¬- восточными - разводами и интерпретациями…
Но в условиях, которые необратимым образом переопределил август 2008 года, сколько-нибудь серьезный и эффективный политический курс, построенный на одной только конкурентоспособности,
на четырех только «И»
, то есть на высококачественном, обильном и жадном потреблении, уже не представляется возможным. Зачем, тогда, спрашивается, нужно было перекусывать с помощью 58-армии питающую пуповину…
В после августовские времена ( и только в этом, все что делалось Россией в августе, обретает стратегический смысл) становится просто неизбежным
существенный идеологический сдвиг,
существенный крен в область
совсем иной конкуренции - конкуренции идей.

И это очень четко понимается и формулируется Александром Ивановым:

«Если мы в каком-то смысле победим … если победим в плане прорыва,
культурного, метафизического и сможем совладать с этой победой,
быть соразмерными ей, то, что сейчас нам кажется абсолютно неприемлемым, может войти в общий космос победы.».

И такая возможность в представлениях А. Иванова -отнюдь не мечтания сладостные. А вполне серьезная и убедительная мировоззренческая позиция. Порукой чему является его прекрасная идея ( лучшая и самая глубокая, на мой взгляд, во всем интервью ),касающаяся специфики исторического процесса. Идея, которая, несомненно со временем станет ведущей в любом историческом моделировании ( событий, идей – не важно):

«… Можно мыслить историю{и} как более целостное образование. Не сменой эпох, а чере

з раскрытие некоторого ядра»…

Именно так все, похоже, в любой истории и свершается. Не через линейные или циклические смены эпох, а через нелинейное, пульсирующее
раскрытие ядра - сути …

История Россия - как раскрытие ядра, как становление сути европейской цивилизации…
О, если бы это смогли почувствовать
уже нынешние
правители России…

Александр Проханов со своей командой прошел достаточно сложный путь. И главное - он не сломался в тот период, когда идеи, отстаиваемые его изданием, многими оценивались жестко и однозначно:
«Какая чушь!».
Подобные оценки, как известно, совершенно нормальный этап становления любых, сколько-нибудь значимых идей - в случае А. Проханова он просто затянулся. Но после августовских событий, переход к следующему типу оценок –
«В этом что-то есть…»
- стал уже очевидным. А там и до победной -
«Кому это неизвестно…»
недалеко...
Сегодня, наверняка, и уже с подчеркнутым вниманием просматривается серия, которую для Сергея Кургиняна открыл в своем «Завтра» Александр Проханов - «Медведев и развитии». Там есть над чем задуматься… Я же сошлюсь здесь на опус под номером 24
, поскольку именно он прекрасно подверстывается к тому, что еще в конце зимы говорил А. Иванов. Сказано только, естественно, жестче и определеннее:

«Какие бы конкретные шаги ни осуществлялись, единственный стратегический ответ на вызов фундаментально новой ситуации, сложившейся к концу августа 2008 года, — ЭТО СОЗДАНИЕ СВЕРХДЕРЖАВЫ.»

«…Главное — соединить мобилизацию с развитием. Не противопоставить — а соединить. Иначе сверхдержавы не будет.»
« Страна должна встряхнуться. Проснуться. Осознать новую реальность. В стране должен произойти страшно важный ВНУТРЕННИЙ ПЕРЕЛОМ»

« Этот внутренний перелом предполагает отказ от всякой подражательности, от любого обезьянничанья на чужой манер. Он предполагает не прагматический, а иной отказ от заданной двадцатилетием модели "вашингтонского обкома".»

«Надо показать, что у нас есть свое фундаментальное послание миру в том, что касается понимания развития. И что на основе этого фундаментального понимания мы собираем вокруг себя народы, готовые его разделить.»

«Так уж устроен мир, что Россия, перестав ползать на брюхе, оказывается перед выбором — или собирать сверхдержаву, или быть уничтоженной.»
« … Россия — это альтернативный Запад. Именно Запад и именно альтернативный. Пока она будет — будет так. Когда же ее не будет, то мир рухнет в ходе "войны за русское наследство". Россию даже развалить "культурненько" нельзя — она так устроена. Отдайте китайцам Сибирь — и нет никаких США как сверхдержавы! Все начнут учить иероглифы. Я имею в виду тех, кто останутся живы»

«На этой историософской проблеме сходили с ума русские цари и советские генсеки. Очень и очень неслабые люди. Наконец, страсть
по вхождению в Европу
стала настолько сильна, что все политические инстинкты оказались временно подавлены. Я подчеркиваю — временно подавлены.»

«Постцхинвалье — это время, когда надо подводить черту под давней мечтой.».

« … Мир не отказывается от империй, а наоборот, рвется к их созданию в XXI веке…Империей (и именно Четвертым Римом) мнят себя и США, и Евросоюз..»


«…СТРАНА, КОТОРАЯ, ПЕРЕСТАВ КОПИРОВАТЬ ИСЧЕРПАННОЕ, СКАЖЕТ НЕЧТО НОВОЕ О РАЗВИТИИ, — ТЕМ САМЫМ СОЗДАСТ ПРОЕКТ. СОЗДАВ ПРОЕКТ, ОНА ВЕРНЕТ (ЛИШЬ ПРОЕКТОМ И ПОРОЖДАЕМУЮ) ВЛАСТНУЮ ЛЕГИТИМНОСТЬ. В ПРОТИВНОМ СЛУЧАЕ МИР ПОГИБНЕТ В ЯДЕРНЫХ СУДОРОГАХ БЕЗВЛАСТНОЙ, ТО ЕСТЬ ЧИСТО СИЛОВОЙ КОНКУРЕНЦИИ.»


«Не за оружие хватайтесь быстрее. Не на него уповайте. Оно необходимо, но недостаточно. Найдите в себе духовные силы для принципиально другого пути. Для проекта.»





Валерий Суриков
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment