Валерий Суриков,surikovvv (surikovvv) wrote,
Валерий Суриков,surikovvv
surikovvv

Александр Смирнов. Кризис как следствие денежной политики.

Александр Смирнов. Кризис как следствие денежной политики.
(http://www.apn.ru/publications/article20990.htm)
Почему Россия не смогла стать «тихой гаванью»?

По-моему, один из лучших аналитических материалов, посвященных кризису. Во всяком случае, кретинизм нашей финансовой политики продемонстрирован четко и убедительно.


«Невозможно решить проблему на том же уровне,
на котором она возникла. Нужно стать выше этой проблемы…».
Альберт Энштейн

В конце октября — начале ноября благодаря поддержке государства на фондовом рынке наметилась некоторая тенденция к росту. Однако ранее 24.10.08 РТС пробил важнейший уровень 550, который был в октябре 1997 г. (а также в 2004 г)., упав с максимальных значений в конце мая — 2450 почти в 4.5 раза. Для сравнения — за тот же период индекс Dow в США упал только на 32 %. Обесцененные акции могли скупить не только государство и крупные игроки, но и иностранные инвесторы, имеющие к тому же крупные пакеты акций, отданные им в залог под кредиты. Действия государства носят пока хотя и понятный, но в целом — скорее «пожарный», чем «системный» характер.
Считалось, что от любого кризиса мы застрахованы благодаря нашим финансовым «запасам». Золотовалютные резервы РФ (ЗВР) за период с 1.08.08 по 24.10.08, т.е. почти за 3 месяца снизились на 18.6 % — 111.2 млрд.долл. (с 595.9 до 484.7 млрд.долл).. В 4 квартале 2008 г. российским компаниям и банкам нужно вернуть нерезидентам по ранее взятым кредитам около 47.5 млрд.долл. (42.5 — тело, 5 — проценты), но в 2009 г. — уже 115.7 млрд.долл. (100.1 –тело 15.6 — проценты). Нетрудно посчитать, что если меры государства будут недостаточны, наши «запасы» могут сократиться до менее безопасного уровня. В этом случае «давление» на рубль будет расти.
Конечно, наши ЗВР играют роль «буфера». Но основная проблема, да собственно и причина кризиса — совсем в другом — в дефиците рублей. Банки сокращают кредитные программы, встал межбанковский рынок, покупатели пытаются перенести на более поздние сроки платежи поставщикам, векселя не находят покупателей. Многие компании, в том числе сырьевые заявляют о сокращении своих инвестиционных программ. И если все это зайдет слишком далеко, то по эффекту «домино» мы можем столкнуться с проблемой неплатежей. Упадут доходы компаний, начнется сокращение их штатов, снижение зарплат. В дальнейшем это приведет к значительному сокращению спроса, а следовательно — и экономического роста в будущем. Потом может начаться снижение цен на недвижимость, уменьшение стоимости банковских залогов. Такой «сценарий» может вызвать дефляцию. Все это все больше напоминает аквариум, из которого «сливают» воду. Деньги для экономики — это ее «кровь», подобно тому, как банковская система — «кровеносные сосуды», а объем денежной массы и ее динамика — наиболее важные макроэкономические параметры.
Наша страна действительно имела все шансы выстоять против мирового кризиса, но этого не случилось. Так что помешало? Во — первых, когда на фоне мирового финансового кризиса центробанки всего мира включили печатные станки — наши денежные власти, приняв близко «переживания» МВФ о «перегретости» нашей экономики и поверив в теорию «тихой гавани», стали решительно бороться с инфляцией путем ужесточения денежно-кредитной политики. При этом «репетиция» кризиса в августе 2007 г. и январе 2008 г, когда нерезиденты выводили десятки миллиардов долларов «горячих денег» с фондового рынка нас ничему не научила. Не помогли предупреждения Дж.Стиглица по поводу неэффективности политики «таргетирования» инфляции. У нас что — не было спроса? Нет, он рос завидными темпами. Были плохие активы на манер американской ипотеки? Нет, наша банковская система была абсолютно здорова. У нас был кризис перепроизводства? Нет — у нас был дефицит предложения. Кто-то опасался перегрева? Только как бы не получилось нам «замерзнуть», показав в недалеком будущем низкие или отрицательные темпы роста.
Рост денежной массы (агрегат М2) на 1.09.08 составил всего 9.5 % из планируемых ЦБ в этом году 30-35 %, при инфляции за это же период 9.7 %. Реальный объем денежной массы практически не увеличился. Такие условия создали предпосылки для «торможения» экономики и возникновения «неустойчивости» на финансовых рынках. Величина М2 на 1.09.08 составила 14 530,1 млрд.руб. Прирост денежной массы за сентябрь (на 1.10.08) под воздействием оттока капитала вообще стал отрицательным — 1.1%, составив с начала года уже 8.3 % (М2 на 1.10.08 — 14 374,6 млрд.руб). Если оценить годовую планку роста M2 в 30 %, рост М2 к 1.09.08 должен быть около 20 % (30%*8/12). Действительно, в 2000-2007 г.г. сезонный рост агрегата М2 на 1.09 составлял в среднем около 19.7 %, минимальные значения 13.4-13.9% были только в 2002 и 2004 г. Сколько нужно было денег, чтобы выйти на это уровень? Примерно 10.5 % (20%-9.5%) от значения М2 на начало года (13 272.1 млрд.руб)., т.е. около 1 394 млрд.руб.
В значительной степени к этому процессу привела «экономия» бюджетных расходов. Согласно информации Минфина за период январь-сентябрь ( на 1.10.08 — 75 % бюджетного периода) 2008 г профицит бюджета составил 2 521,4 млрд руб., план по доходам был исполнен на 79.8 % — собрано 7 151,31 млрд.руб., при этом израсходовано около 4 629,92 млрд руб, или 65.9 % от плановой суммы — 7 021.9 млрд.руб. Разница в 9.1% (75%-65.9%) от плановой цифры расходов составляет около 638 млрд.руб. или примерно 4.8 % от денежной массы M2 на начало года. Минфин показывает профицит — а банковская система и экономика испытывают проблемы. На получение денег из госфондов выстраивается очередь — и немалая. Будет ли их распределение рыночным? Хватит ли их объема? Не запустят ли эти процессы рост коррупции? Теперь государству приходится формировать «пожарную» помощь из денег, «откачанных» из той же экономики. Хотя достижение финансовой стабильности можно было бы обеспечить путем адекватного «возврата» денег за счет соответствующего исполнения бюджета.
Представляется, что «либерализма» в этой политике достаточно мало. Известно, что монетаризм выступает за стабильность денежного предложения («денежное правило» М.Фридмена). Ориентиры роста М2 на 2008 г. в 30-35 %, озвученные руководством ЦБ РФ были абсолютно корректными, укладываясь не только в представления о нормальном «монетарном зажиме» по сравнению с избыточным ростом 2006-2007 г.г. (47%) но и достаточные для «таргетирования» (управления) инфляцией на уровне около 10 % при обеспечении экономического роста примерно в 8 % (10%+8%<30 %). Бизнес сообщество недостаточно внимательно следило за развитием ситуации. Тем не менее, у государства по-прежнему есть все возможности, чтобы стабилизировать ситуацию. Кризис «кончится», когда мы увидим адекватный рост денежной массы.
Финансовый кризис часто проявляется как денежное явление. Несколько простых цифр. Накануне Великой Депрессии денежная масса М2 в США за период с1928 по 1929 г.г почти не росла — увеличившись только на 0.38 % с 46.42 до 46.6 млрд.долл. при практически стабильных ценах. Во время кризиса с 1929 г. объем денежной массы постоянно снижался, достигнув на «дне» в 1933 г. минимума значения — 32.22 млрд.долл. (т.е. упав с 1929 г. на 30 %).
«Выздоровление» началось после того, как Ф.Д.Рузвельт начал использовать политику «денежного насоса» в духе рекомендаций Дж.М.Кейнса. В 1937 г. М2 почти достигла докризисного уровня — 45.68 млрд.долл, а в 1940 г. — уже превысила его, увеличившись до 55.2 млрд.долл.
Накануне кризиса 1998 г. рост агрегата М2 на 1 июля составил всего 0,1% к уровню начала года, а к 1 августа — сократился на 2,3%. А тем временем государство «успешно» боролось с инфляций, которая за первые семь месяцев 1998 г. была только 4.2 % (7.2 % в годовом исчислении), зато доходность ГКО в канун кризиса росла от 30 до 100 %, да еще остатки на корсчетах банков падали. Рост денежной массы на 1.10.98 был равен нулю. Ситуация стала улучшаться после того, как в течении октября- декабря денежная масса была увеличена на 21.3 % относительно начала года. За 1999 г. рост М2 составил уже 57.5 %.
А теперь обратимся к «денежной истории» РФ в течении «благоприятных» 2000-2008 г.г., когда экономика росла в среднем на 7 % в год. При этом средний рост (взвешенный по годам) денежной массы М2 за это время составлял около 44 % в год, в том числе в предвыборные 2006-2007 г. — 47-48 %. Средние темпы роста госрасходов составил около 32 %, в том числе в 2007 г. — 39 % (см. Таблицу 1). Нетрудно видеть, что причиной наших успехов была не только благоприятная сырьевая конъюнктура, но и активная денежная политика, подобная той, которая была успешно применена Ф.Д.Рузвельтом.
Таблица 1. Основные параметры денежной политики и экономики РФ в 2000-08 г.г.
Дата Денежная масса, млрд.руб. Инфляция, % Прирост денежной массы, % Реальный ВВП в ценах 2000 г., млрд.руб. Темпы роста ВВП, % Монети-зация (М2/ВВП), % Государ-ственные расходы, млрд.руб. Темпы роста госрасходов, %
01.01.2000 714.6 36.5 57.5 6 646.60 6.40 14.82 667.00
01.01.2001 1 154 20.2 61.5 7 311.10 10.00 15.80 1 029.20 54.30
01.01.2002 1 613 18.6 39.7 7 684.00 5.10 18.03 1 321.90 28.44
01.01.2003 2 135 15.1 32.4 8 045.20 4.70 19.73 2 054.19 55.40
01.01.2004 3 213 12.0 50.5 8 632.50 7.30 24.26 2 358.60 14.82
01.01.2005 4 363 11.7 35.8 9 254.00 7.20 25.59 2 698.90 14.43
01.01.2006 6 045 10.9 38.5 9 846.30 6.40 27.95 3 514.40 30.22
01.01.2007 8 996 9.0 48.8 10 574.90 7.40 33.47 4 285.00 21.93
01.01.2008 13 272 11.9 47.5 11 431.40 8.10 40.23 5 983.80 39.65
Не смотря на инфляцию, последние 8 лет страна нормально развивалась — и ничего — в целом все были довольны. Для снижения инфляции до уровня ниже 8 % нужно грамотное госрегулирование и развитие конкуренции. Что дала борьба с инфляцией в этом году? В 2007 г. инфляция была 11.9 %, прогноз на 2008 г. — около 13 %, несмотря на денежное «сжатие». Потому что делать это на фоне роста тарифов монополий бесполезно. Опыт этих 8 лет также показывал, что рост денежной массы при увеличении степени монетизации способствовал, наряду с укреплением рубля, снижению инфляции (см. Таблицу 1). Исключение составлял прошлый год, когда рост инфляции имел «глобальный» характер. Нужно не «зажимать» деньги, а научиться, чтобы они работали.
Затем существенный урон финансовым рынкам РФ был нанесен «иностранными инвесторами», которые в лучших традициях Южно-Азиатского кризиса 1997 г. обрушили фондовый рынок РФ на фоне конфликта в Южной Осетии. Особенность рынка ценных бумаг в том, что при резком снижении котировок начинаются массированные продажи, ограничивающие уровень потерь (stop-loss) и необходимые для пополнения обеспечения (margin call) по залогам под кредиты. Этот процесс вызывает «самообвал». Безусловно, на это «наложился» кризис мировой экономики и снижение цен на нефть, но фондовый рынок России по степени падения стоит в числе лидеров. За период август — сентябрь фондовый рынок РФ потерял около 35 млрд.долл. «горячих денег», т.е. около 900 млрд.руб. Нужно уметь давать отпор информационным, финансовым и экономическим войнам. Действия регуляторов должны были предотвратить «сползание» рынка на критические уровни. Рефинансирование кредитов, а также инвесторов для нашего фондового рынка можно искать в Китае или арабских странах.
И наконец наиболее важный риск для нашей экономики — это возможное снижение цен на нефть, вызванное мировым кризисом. На конец октября нефть brent достигла уровня чуть выше 60 долл.за баррель. Предложение нефти на рынки необходимо сокращать. Риск падения цен на сырье, вместе с возможностью внутренней рецессии может резко снизить поступления в бюджет и лишить РФ той ресурсной базы, которую Правительство закладывало под Стратегию 2020 г. Тогда вместо рассмотрения триллионных проектов нам придется экономить. Уже сейчас риторика власти меняется в сторону минимизации расходов.
«Умом Россию не понять». Не смотря на длительную и детальную критику методов «стерилизации», ничто не может изменить «философию» нашей денежной политики. Почему РФ так сильно зависит от иностранного капитала — у нас достаточно мощный экспорт. Зачем нам нужны кредиты в долларах для внутренних потребностей — чтобы поддерживать доллар и создавать предпосылки для обвала рубля? Не будем забывать, что наши ЗВР в значительной степени «покрыты» займами корпоративного сектора и банков, которые все равно нужно «гасить». Чему нас научил опыт 1998 г.?
Чтобы РФ стал гигантом, а не развивался по сценарию «третьих» стран, он должен создать суверенную и мощную финансовую систему, как в свое время сделали все «успешные» страны (Англия, США, Германия, Япония, Китай) и научиться эмитировать рубли под свои собственные потребности, не ограниченные чьими-то, сколь угодно именитыми теориями или количеством долларов. Опыт США, хотя и злоупотребивших своим положением, это наглядно показывает. СССР также проводил независимую эмиссионную политику — был второй экономикой в мире. Великая депрессия его не задела, спокойно восстановил страну после войны, при этом не брал кредитов в долларах.
Безусловно, в Москве много денег и банков, возможно ее сектор «недвижимости» частично «перегрет». Но что касается экономики в целом, но это не так. Уровень монетизации экономики РФ (степень насыщения деньгами — отношение денежной массы М2 к ВВП) невысока — около 40 %, у развитых стран 80-100 %, а у Китая и того больше. У нас есть регионы, где практически нет банков, денег, да и экономики как таковой. Все просто — необходимо развивать финансовую инфраструктуру страны, «закачивать» деньги в наиболее отсталые регионы, увеличивать предложение денег и госрасходы адекватно экономическому росту, кредитовать под активы. Наша территория не сильно освоена — экономическая отсталость некоторых регионов РФ по сравнению с их потенциальными возможностями имеет огромную разницу.
У нас много жилья? У нас хорошие дороги, их протяженность достаточна? Нам хватает электростанций? У нас некому работать, все это делать, производить и строить? Пока не поздно необходимо начать создавать высокотехнологичную экономику, и, наконец заняться освоением своей территории. Чтобы деньги «не вылетали в трубу», не уходили на раздувание «пузырей», а шли на рост реального продукта, необходимо кардинальным образом менять наш инвестиционный климат. Для того, чтобы обеспечить нормальные механизмы инвестирования и кредитования необходимо «распрощаться» с наследием административной экономики и начать создавать наконец реальные (а не «птичьи» благодаря рейдерам и коррупции) права частной собственности. Это позволит вовлечь на рынок неиспользуемые и пока не капитализированные необъятные активы РФ, оцениваемые в триллионы долларов. Тогда со временем наш ВВП и фондовый рынок вырастут в разы. Чем больше будет активов, тем больше денег, тем больше будет экономика — но только развивать ее надо, дать гражданам ту самую экономическую свободу, о которой говорил Д.Медведев. Для этого необходимо снижать НДС, бороться с рейдерством и коррупцией. И навести порядок в госфинансах, чтобы деньги «не шли на «ветер». При соблюдении этих условий инфляция не будет проблемой, а рубль со временем станет мировой валютой.
Инвесторы, в отличие от избирателей, голосуют исключительно деньгами, которые можно забрать обратно. В процессе предвыборной компании общество и власть самым активным образом обсуждали все наши «проблемы». План Путина по развитию РФ выступил как некий гражданский договор, «подписанный» на выборах. Нам обещали меры по развитию бизнеса, в т.ч. малого, улучшение инвестиционного климата, борьбу с коррупцией, сотрудничество со всеми передовыми силами общества, кадровую революцию и пр. Наши и иностранные инвесторы голосовали «за» и фондовый рынок РФ, несмотря на спекулятивные «горки» продолжал расти. Тем временем некоторые «маститые» эксперты активно «разогревали» рынок, обещая уровень РТС свыше 2500 на конец года.
Но уже летом Россия стала «тормозить» — сначала это стало заметно на «идеологическом фронте», а затем на «реальном». «План Путина» был заменен на «план по борьбе с перегревом» нашей экономики. Вопрос по снижению НДС был оставлен на отдаленное будущее. Автор этих строк неоднократно с мая этого года предупреждал о том, что избыточный «зажим» денег может обернуться проблемами в экономике и банковской системе. Уже в июне стали видны первые признаки замедления роста денежной массы и экономики. Конечно, внес свою «лепту» и процесс снижения цен на нефть. И наиболее «осторожные» игроки стали уходить с рынка уже в июне, чем была вызвана первая волна снижения котировок. Затем рынок «отыграл» дело «Мечела», а в августе — конфликт в Южной Осетии.
Ситуация в нашей экономике будет зависеть исключительно от оперативности и эффективности мер денежных властей по восстановлению финансовых рынков. В самом тяжелом случае мы можем попасть в рецессию, пойдя по дефляционному сценарию, которого у нас еще пока не было. Даже колоссальный спад после 1992 г. был на фоне инфляции.
Осенью 2007 г. кризис был преодолен по инфляционному сценарию. Кризис 1998 г., также пошедший затем по инфляционному сценарию, создал за счет девальвации отличный потенциал для развития экономики, он вылечил систему.
Что может вылечить нынешний кризис? Возможно — только неразумную политику крупных госкомпаний, набравших долларовых кредитов, «пузырь» на рынке московской и подмосковной недвижимости, избыточные зарплаты в некоторых секторах экономики. От монополизации экономики и избыточного влияния государства он не излечит. Автоматическое увеличение доли государства в экономике на фоне механизмов перераспределения собственности может негативно отразиться на ее эффективности. Хотя идея активного вмешательства государства и строительства «госкорпораций» для решения приоритетных задач развития страны абсолютно нормальна, приоритеты будущего состоят в строительстве мощной, конкурентной и социально ответственной частной экономики. Идя по пути избыточной национализации мы можем повторить ошибки СССР. Нужна «золотая середина». Не говоря о том, что если над госсектором РФ срочно не установить жесточайший многосторонний контроль, он может «обрасти черными дырами».
Но возможно, наши элиты наконец осмыслят необходимость модернизации экономической политики, начав уделять внимание не только сырьевому сектору, но и инновационному развитию. Приняв сегодня за точку отсчета не узкие, а общенациональные интересы, в будущем можно выиграть намного больше. Нефтяные вышки и газопроводы — это нормальный бизнес, но для России это не должно стать «пределом». Нефтяная зависимость уже приводила нас к краху — проблемы СССР и кризис 1998 г. в значительной степени были вызваны низкими ценами на нефть — около 12 долл. за баррель. Экономику «красят» не резервы, созданные за счет экономии на развитии, а реальные достижения страны. Например, Китай — придерживающийся такой стратегии имеет намного лучшие показатели, чем РФ — ЗВР больше почти в 4 раза, а ВВП — почти в 5 раз.
Государству нужно ясными и четкими мерами вернуть доверие на финансовые рынки, поддержать прямыми интервенциями фондовый рынок. Чтобы улучшить ситуацию денежным властям нужно увеличивать денежное предложение за счет бюджетных расходов. В этом смысле достаточно интересны планы Китая, который «ответил на кризис» мощнейшей программой развития инфраструктуры с целью поддержки спроса. Кроме того, чтобы поддержать экономику, целесообразно оптимизировать налоговое бремя и затормозить рост цен на услуги монополий. Ликвидность нужно распределять не столько в госбанки, сколько в экономику в целом — тогда кризисные явления уйдут. Но получить мгновенный эффект сейчас не так просто. Ведь между денежными вливаниями и эффектом есть лаг около 6 месяцев.
Не надо уповать на пока успешное регулирование политической и общественной жизни в стране. Все это может «растаять» очень быстро, нашелся бы серьезный повод. Основной вопрос России — эффективное освоение ее территории, развитие инфраструктуры как способ преодоления вековой всенародной нищеты и обретения экономической свободы пока не решен. А это стабильная почва для возможных социальных потрясений. Власть должна перейти Рубикон.
Кризисные явления могут способствовать росту политической активности населения, в том числе тех слоев, которые пока были политически не активны — среднего класса и предпринимательского сообщества. Возможно, многим придется пораскинуть мозгами и по-настоящему озаботиться тем, каким «курсом» плывет «корабль» по имени Россия. Может быть, тогда наши граждане наконец найдут время, чтобы прийти на выборы, вместо того, чтобы поехать на пикник.
Конечно, за последние 16 лет страна достигла многого, но еще большего — не достигла. Мы построили десятки новых больших предприятий, множество новых дорог, атомных электростанций, продукция нашей промышленности получила международное призвание, наша наука вышла на новые, поражающее воображение рубежи? Нет. Мы по-прежнему — «сырьевой придаток» запада. У нас нет достаточного количества денег и нормальных механизмов их доставки, нет необходимого предложения собственности и ее доступности. Инвестиционный климат по-прежнему оставляет желать лучшего. Мы продолжаем пользоваться остатками старого, деля их и вновь образованного нового. Может ли наш «рынок» обеспечить нас доступным жильем, продовольствием и «ширпотребом» собственного производства, обеспечить эффективную занятость населения? Нет — а потому забудьте про «рыночность» нашей экономики. У нас пока есть только слабые зачатки эффективного частного сектора, который надвигающийся кризис может легко «прихлопнуть».
Пока у нас не будет суверенной денежной политики, страна не станет нормальным эмиссионным центром — до инновационной экономики нам далеко.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments