?

Log in

No account? Create an account
Валерий Суриков,surikovvv
Марина Алексинская Культуррейдеры 
15-июл-2013 03:21 pm

http://zavtra.ru/content/view/kulturrejderyi/
История одной отставки
Мы все отлично помним парадокс отечественной истории — жесткий управленец "государственник" Юрий Андропов продвинул во власть Михаила Горбачёва, развалившего великую страну. Назначение Марины Лошак "по протекции Ирины Антоновой" на должность директора ГМИИ имени Пушкина — нож в спину Ивану Цветаеву, публичная пощечина — Александру Пушкину.
Музей, созданный профессором Московского университета Иваном Цветаевым, альтер-эго которого был профессор Дмитрий Иловайский — издатель правоконсервативной газеты "Кремль"… Музей, первоначально названный именем Александра III, на торжественной церемонии открытия которого присутствовали император Николай II и вдовствующая императрица Мария Федоровна… Музей, осуществленный на средства русских меценатов, деловой и научной элиты России конца XIX-начала XX века… Музей, сокровища которого больше 70 лет сохраняла и преумножала легендарный директор Ирина Антонова — передан в руки Марины Лошак.
Вторая попытка ИД "КоммерсантЪ" — вернее, заинтересованных кругов, что стоят за ИД "КоммерсантЪ" — "продавить" ГМИИ имени Пушкина удалась. Первая состоялась в середине 90-х. Уже оформилась и заявила о себе к тому времени новая генерация знатоков искусств, кому шустрые, оборотистые арт-дилеры собирали частные коллекции живописи. От частного — к общему. Они "ввели" на должность заместителя директора ГМИИ имени Пушкина — Михаила Каменского. Каменский — сын искусствоведа Александра Каменского, выпускник Московского государственного педагогического института, в 1991 году возглавил российский аукцион "Альфа-Арт", после чего подвизался в ИД "Коммерсантъ". Всё это вселяло уверенность: финита век Антоновой. Но что-то, как говорят, "не срослось", Каменский после пяти лет осады музея с музеем простился.
Нет-нет, да и выкатывалось из тенёт 90-х солнце Марины Лошак. Поначалу, как жены Виктора Лошака, корреспондента "перестроечных" "Московских новостей", главного редактора, но вскоре как самостоятельного арт-дилера. С 1989 года она — куратор коллекции банка Смоленского "Столичный". "Игривость" — отмечали — еще одно из достоинств Марины Лошак, но уже как галеристки. Обычно светские львы и львицы зевали на вернисажах музейной живописи. Марина Лошак — веселила. Живопись Павла Филонова, к примеру, предлагала разглядывать через микроскоп, открытие выставки Бурлюка сопровождала расписыванием физиономий всех желающих. Михаил Швыдкой высоко оценил "Северный изобразительный стиль" от Марины Лошак. Это когда работы Михаила Ларионова и Наталии Гончаровой смешивались, как учили в Одессе, с расписными подносами и дверями, с дореволюционными фотографиями юношей, ряженных фавнами.
Черный день — дефолт 1998-го перессорил банкира Смоленского с галеристкой Лошак. Черный день вынудил общественность гадать: чем же займется теперь безработная? Прочили даже незавидную карьеру в одном из государственных музеев. Но звездный час пробил. В 2004-м нарисовался в Москве мега-пафосный Гари Татинцян, открыл на Ильинке мега-амбициозную Tatintsian Gallery Inc. "Я — традиционный русский спекулянт, — рассказывал о себе газете "КоммерсантЪ". — Как многие в России, я в свое время начал заниматься этим как бизнесом, без понимания, просто имел связи, знал, кому что нужно. Сначала были иконы, потом я познакомился с Немухиным, стал интересоваться авангардом, но быстро понял, что авангард на 90 процентов фальшивый, и переключился на современное искусство". Арт-директором Tatintsian Gallery Inc стала Марина Лошак. Тоже не без связей и понимания, кому что нужно.
"Затраханный художник" Тони Мателли, хит выставки "We Сan Do It!" сделал Марину Лошак притчей во языцех в кругу галерейщиков и борцов за современное искусство. "Зато совершенно очевидно, что в Москве стремительно складывается рынок западного современного искусства, — шли отклики. — У открывшейся чуть более года назад Stella Art Gallery, первой занявшейся привозом западных звезд, появился серьезный конкурент. Не зря выставка в галерее Татинцяна называется "We Сan Do It!" ("Мы можем сделать это!") — лозунг, позаимствованный с известного американского военного плаката, где работница в косынке демонстрирует накачанные мускулы. Женское обаяние Марины Лошак плюс американские связи Гари Татинцяна делают эту угрозу реальной".
Американские связи реальными делают и чудеса: с апреля 2012 года Марина Лошак — арт-директор Музейно-выставочного объединения "Манеж", в состав которого входят выставочные залы "Манеж", "Новый Манеж", "Рабочий и колхозница", "Домик Чехова", Музей-мастерская народного художника СССР Дмитрия Налбандяна и Музей Вадима Сидура. Вступая в должность, заявила, что ей, безусловно, интересен "Новый Манеж", и у нее "есть давняя концепция развития этой площадки". Выставочный зал "Рабочий и колхозница" назвала идеальной площадкой для воплощения давней мечты о "Музее авангарда". Она также отметила, что как независимый, некоммерческий куратор имеет право работать со всеми площадками и продолжить сотрудничество с галереей "ПРОУН" на "Винзаводе".
С 1 июля 2013 года Марина Лошак — директор ГМИИ имени Пушкина. Заявление СМИ: "это было решение Ирины Антоновой, принятое полтора года назад", — тоже из области американской мечты.
С первых минут увольнения Ирины Антоновой с должности директора ГМИИ имени Пушкина назвали сенсацией. Сенсацией, даже если принять во внимание почтенный возраст Ирины Александровны.
"Отставка Ирины Антоновой — не есть классический "уход на покой", — прокомментировал новость заместитель главного редактора "Завтра" Андрей Фефелов. — Эта отставка имеет ореол скандальности и конфликтности. Как известно, идея создать в Москве Музей нового западного искусства за счет части коллекции Эрмитажа — стала идеей фикс для Ирины Александровны. В ходе безуспешных попыток реализовать этот проект Антонова, по всей видимости, перешла некую черту, нарушив аппаратурную субординацию. В результате министр культуры, который годится ей в правнуки, подписал постановление об уходе Антоновой с поста директора Пушкинского музея. Так она ушла с должности, которую занимала с 1961 года".
Мне очень жаль, что интервью с Ириной Антоновой не состоялось. Но я хорошо запомнила Ирину Александровну, великую, лучезарную, открытую в год её 90-летнего юбилея и 100-летнего юбилея ГМИИ имени Пушкина. Я встретила тогда её в фойе Большого зала консерватории, Риккардо Мути давал свой концерт. Я хорошо запомнила Ирину Александровну, великую, суровую, совершенно отрешенную на премьере оперы "Князь Игорь" в Большом театре. В тот недавний июньский вечер мне стало очевидно — вопрос: "Каким образом вам удалось выстоять в 90-е?" так и повиснет в воздухе…
Новый директор Марина Лошак уже заявила на телеканале "Культура" о необходимости привлечения в музей свежих, молодых сил, кто по-новому смотрит на мир. "Свежая кровь — очень полезная, важная часть в работе ГМИИ имени Пушкина". И как знать? Не явится ли свежий "Гражданин поэт" на ближайшие "Декабрьские вечера"? Верно, если Эдуард Бояков с театром "Практика" не перебежит дорогу. "Я лицо не заинтересованное, — признался он, — с Мариной не работал тесно, общался несколько раз. В кафе — про пермскую деревянную скульптуру, в царской ложе Большого — про Чернякова и Курентзиса, в ее галерее про выставку Деготь и Тишкова, на премьере в Политеатре — про мой спектакль по Сорокину. Она всегда была сама собой. Глубокая и про смысл. Радуюсь!" Ну и что уж точно, так это Леонид Парфенов проведет терапевтический сеанс, укрепит "европейский стандарт духа" нравоучением, как радикальное искусство "лечило заику Щукина".
Вот этот список кораблей — галеристов "про смысл" из лошаков, гельманов, дёготь под парусом г-на Швыдкого — психическое оружие наших дней. Падение Светлановского оркестра, погружение Большого театра в нору "крысиного короля", уничтожение Лектория в Третьяковской галерее, и вот теперь — очередное жертвоприношение ГМИИ имени Пушкина. Невольно начинаешь демонизировать, усложнять, укрупнять до раблезианских масштабов их силу влияния, захват и пресловутый интеллект.
Но вот в июне в ЦДХ прошла выставка "Интермузей — 2013". На стенде Эрмитажа, посвященного разгрому воли Ирины Александровны Антоновой (вернуть из Эрмитажа московские коллекции Щукина и Морозова), внимание музейщиков привлекли страницы с интервью Анны Колупаевой Полит.ру. "Репрессировать можно было Прокофьева, Шостаковича, Ахматову — они творили не по указанию Сталина, но он запретил исполнять их музыку или печатать стихотворения". Это со стенда Эрмитажа говорят о композиторах, лауреатах Сталинской премии? Однако музейщиков заштормило от другого. Анна Колупаева — чиновница от культуры, кто в бытность Швыдкого раздавала грамоты на вывоз коллекций из фондов музеев на выставки за рубеж, оказалась член-корреспондентом РАХ?!
"Если бы не Антонова, то Россия давно отдала бы Германии все собранные и сохраненные художественные ценности. Ирина Антонова юной девушкой собирала эти драгоценности в поверженной Германии. Она и сберегла их в трудные годы. Если бы не она, то, скорее всего, отдали бы всё. При множестве других её заслуг, я глубоко уважаю эту женщину, это была женщина Империи, и, конечно же, её заслуга в сбережении нашего национального достояния не подлежит переоценке. Это имперская женщина. Непонятно, кто сможет заменить её на этом посту. Рано или поздно Империя вернётся. Я не представляю себе, как Марина Лошак сможет заменить женщину Империи…" — голос художника Алексея Беляева-Гинтовта — не одинокий.

 
This page was loaded апр 20 2018, 10:02 pm GMT.