Валерий Суриков,surikovvv (surikovvv) wrote,
Валерий Суриков,surikovvv
surikovvv

Читаем и комментируем Аркадия Малера...

Читаем и комментируем Аркадия Малера...


Статья А. Малера «Постсекулярность и язычество» http://www.russ.ru/pole/Postsekulyarnost-ili-yazychestvo… Глобальная по сути своей проблематика… Но звучит предельно актуально.

Говоря о особенностях возрождения христианства в России, А. Малер подчеркивает, что оно у нас сегодня «открывается как новость». А это « способствует привлечению неофитов» - обеспечивает особую активность Церкви. Поэтому в России постсекулярная эпоха может стать не пассивным возвращением, а именно возрождением, обновлением. Такие надежды в тексте А. Малера несомненно прочитываются, но главная российская особенность, с которой связываются одновременно и возможные преимущества России и основные для нее опасности, заключена, по мнению А. Малера, в другом - в характере той секуляризации, что имела место в России.
Она была « не либеральной, а советской». Потому в России и сохранилось большинство - абсолютное большинство, как подчеркивает А.М - которое , «может быть, не столь религиозно, но оно лишено той варварской «толерантности», которая уже не одному поколению навязывается на Западе.» Поэтому «Россия в XXI веке(и) обладает реальной возможностью стать тем самым полюсом европейской христианской цивилизации, которая сохранит её идентичность и ответит на религиозный вызов остального мира своим собственным религиозным ответом»..
Нельзя не обратить внимание и на приведенные в связи с этим суждения А.Малера об исторической роли «сергианской» и «никодимовской» политики Церкви. И в самом деле, эта политика с каждым годом все более и более предстает не в качестве жалкого отступления, а в качестве блестящего стратегического маневра. Маневра, между прочим, очень русского и чрезвычайно напоминающего великий кутузовский . « Война окончена в виду полного отсутствия неприятеля» - писал императору Кутузов из Вильно уже в конце декабря 1812. Всего лишь через три с небольшим месяца после того как западноевропейская орда ввалилась в Москву. Что-то подобное совсем скоро можно будет, возможно, сказать и о русском секуляризме - война окончена в связи с полным отсутствием неприятеля...
Однако вернемся к главному в анализе А. Малера - к тем опасностями, что подстерегают Россию на постсекулярном пространстве.
А. Малер говорит о неоднородности современной русской Церкви, о существовании в ней достаточно активного движения, даже не движения , а «определенного религиозно-политического настроения»,которое отказывается от универсальности православия и его ориентированности на личность и сводит фактически его до некой «этнорегиональной традиции» «с весьма специфической картиной мира, больше напоминающей воинствующее манихейство и оккультизм с элементами зоологического национализма, который парадоксально сочетается с «евразийским» гиперэкуменизмом, а также элементами царебожия, которое причудливо сочетается с мистическим народопоклонством.»
С зыбкостью, расплывчивостью границы между самим Православием и его эзотеризированной, оязыченной - постмодернисткой - схемой и связывает А.Малер главные опасности постсекулярной эпохи. Можно не соглашаться с тем, как он объясняет природу этой расплывчатости - с его пониманием Постмодерна (ПМ) как автономного и самоценного этапа развития европейской цивилизации, с его нежеланием принять ПМ в качестве патологической мутации Модерна(М) .
Такое понимание, однако, не в коей мере не снижает важности мысли А. Малера о том, что ценностный релятивизм Постмодерна поразил и религиозное - мистическое - сознание. И тем самым заблокировал любой ценностный универсализм, а значит и простое, без осложнений, возвращение к традиционным формам. Но это понимание , несомненно, будет осложнять выбор практических средств. Одно дело, когда перед тобой естественная форма, от которой просто некуда деться и приходиться к ней лишь приспосабливаться. Другое - когда ты сталкиваешься с болезнью, когда требуется искусная терапия прежде всего.
Однако, сам диагноз , поставленный А. Малером, приемлем и, видимо, вполне адекватен: постмодернистское ценностное разупорядочивание не может не затронуть и религиозное сознание, И потому в условиях возвращения к традиционным формам , в условиях десекуляризации возможны самые дикие, самые зловещие и неожиданные мутации, к которым над готовится, и для которых надо загодя готовить противоядия.
Здесь особенно понятными становятся издержки разделяемого А.Малером понимания связки М-ПМ. Ведь в случае, если ПМ - самостоятельный этап, статус традиционных форм понижается мгновенно и существенно - любая постмодернизированная форма оказывается равной по статусу. Ведь благодаря именно резким границам в триаде ( Традиция-M-ПМ) закрепляется у ПМ право на безусловную блокировку и традиционного и модернистского ценностного универсализма. А социум лишается права на процедуры лечения.
Совершенно справедлива малеровская критика консервативной христианской мысли, которая, утюжа идеологию Просвещения, выкидывала вместе с секуляризмом и ценностный универсализм. Но если разобраться, то подобная процедура была возможна именно потому , что в мировоззренческие модели был заложен резкий разрыв между Т и М, который спустя определенное время и был воспроизведен в новой качественной форме как разрыв между М и ПМ. И действительно, христианство, вряд ли достигнет полноценного духовного реванша в постсекулярном мире, а будет лишь терпеться в нем, подобно одному из… Если не произойдет коренного переосмысливания парадигмы Т-М-ПМ.
Государственные умы наши в своем развитии вряд ли в ближайшие два- три поколения до подобной проблематики дошлепают. И никто, пожалуй, кроме жаренного петуха этого движения, увы, не ускорит.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments