Валерий Суриков,surikovvv (surikovvv) wrote,
Валерий Суриков,surikovvv
surikovvv

Categories:

Из размышлений о В.В. Розанове -

       
 псевдоморфоза  Шпенглера  и псевдоморфоза Розанова ( возле  «Русской  идеи»)
К столетию со дня   смерти Василия Васильевича Розанова  воспроизвожу  здесь  выдержки из одной своей  статьи 2002 года …
    Летом   В. В.  Розанове 1911 года  опубликовал в «Русском слове» заметки под названием «Возле «Русской идеи»»…   Свои рассуждения он построил на  достаточно известном   высказывании  Бисмарка: «Все русские женственны. И в сочетании с мужественною  тевтонскою расою – они дали бы, или дадут со временем, чудесный человеческий матерьял для истории ».
В.Розанов  не пытается  опровергать это не очень  лестное, на первый взгляд,  высказывание бывшего германского посла в России – он как бы соглашается с ним. Да,  муж есть глава  дома… «Но хозяйкою бывает жена… и, в конце концов, она «управляет» и самим мужем, как шея движениями своими ставит  так  и этак  голову, заставляет смотреть туда  или  сюда его глаза и,  в глубине вещей,  нашептывает ему мысли и решения…» А в подтверждение того, что со  всеми  воинственными и железными  в России происходило именно так,  ссылается на  отечественную историю. Призванные «володети и княжети»«точно сами  отдали кому-то власть» - «переженились, народили детей и стали «Русью»- русскими хлебосолами и православными, без памяти своего языка,  родины, без памяти своих обычаев и законов».  И это, подчеркивает  В.Розанов,  не только в древние времена.  И в 18 – 19 веках, когда вновь началось  интенсивное  общение с «мужским» западным началом,  наблюдалось то же самое.  «Как будто снаружи и сначала – «подчинение русских», но затем сейчас же происходит «внутреннее овладение» этими самыми подчинителями, всасывание их,   засасывание их».
Говоря далее о «склонности» русских «отдаваться  беззаветно чужим влияниям», В. Розанов   отмечает, что «русские, так страстно отдаваясь чужому, сохраняют в самой  «отдаче» свое «женственное я»: непременно требуют в том, чему отдаются, - кротости, любви, простоты, ясности; …Напротив, когда европейцы «отдаются русскому», то отдаются самой сердцевине их, вот этому «нежному женственному началу», т.  е. отрекаются от самой сущности европейского начала,  вот этого начала гордыни, захвата, господства. Эту разницу очень нужно иметь в виду: русские в отдаче сохраняют свою душу, усваивая лишь тело, формы другогоРусские принимают тело, но духа не принимают. Чужие,  соединяясь с нами, принимают именно дух. Хотя  на словах    мы и увлекаемся будто бы  «идейным миром»  Европы…»
     Заметки эти были   не  самым лучшим образом В.Розановым  поданы – Василий Васильевич не потрудился сделать из них статью  и опубликовал именно как сброшенные по поводу одной публикации  замечания, реплики. Возможно, поэтому заметки  не имели резонанса и остались, в общем-то, незамеченными. Хотя и подход, и выводы  удивительно оригинальны. И более того, они   написаны будто специально  для наших дней.
А теперь попытаемся  прокомментировать розановские реплики. Осмотримся  – предложил В.Розанов,  приведя бисмарковы слова. Попытаемся осмотреться и мы. Но прежде  сделаем еще один экскурс в классику - на этот раз обратимся к О. Шпенглеру. В своем  «Закате Европы» он особым вниманием Россию не балует и вспоминает ее лишь в разделе  «Исторические псевдоморфозы».
  Термин  псевдоморфоза  взят из минералогии. Как известно, каждый кристалл имеет свою специфическую форму(облик, габитус). Но бывают случаи, когда минерал определенного состава встречается в форме теоретически для него невозможной и допустимой лишь для другого минерала, то есть в псевдоформе -  форме, не соответствующей содержанию,  составу.
Это явление Шпенглер и переносит в область  взаимодействия культур – рассматривает  ситуацию,  когда культура страны « не в силах  создать чистые и собственные формы выражения», когда: «…всё, вышедшее из глубин изначальной душевности изливается в пустые формы чуждой жизни …» В качестве примера  такой исторической псевдоморфозы  Шпенглер и приводит   петровскую Россию.
« За  …московской эпохой великих боярских родов и патриархов  следует с основанием Петербурга псевдоморфоза, которая принудила примитивную русскую душу выражать себя сначала  в чуждых формах   позднего барокко. Затем в формах Просвещения и позднее в формах 19 века…. Народ, назначением которого было – в течение поколений жить вне истории, был искусственно принужден к неподлинной истории, дух которой для исконной русской сущности был просто-напросто непонятен. В лишенной городов стране с ее старинным крестьянством распространялись, как опухоли, города чужого стиля… ».
Используя представление о псевдоморфозе, Шпенгнлер остановился, однако, лишь на самом примитивном ее типе – на псевдоморфозе заполнения:  материал выносится, форма остается и  заполняется каким-то другим материалом. Или форма  механически, насильственно задается  извне  и  затем   накачивается местным материалом.
Но  минералогия  знает  и  другой тип псевдоморфозы –псевдоморфозу замещения, когда   под неким внешним воздействием на месте кристалла без изменения его формы вырастает другой по составу кристалл - с частичным, а то и полным использованием исходного вещества. То есть внешний агент лишь запускает какую-то реакцию,  частично поддерживая ее привнесенным  веществом, а то  и одной только  энергией  (прогревом)…
   В.В. Розанов  в своих рассуждениях о  русской  душе   тоже фактически   исходил из представления о псевдоморфозе.    С использованием  этого  понятия его высказывания можно свести  приблизительно  к следующему: русская душа при взаимодействие с духом иным  всегда образует лишь псевдоморфозы(замещения). То есть она может принять от чужого, занесенного извне  форму, но никогда не изменит своей сути.  И напротив, душа иная, попадая  в поле русского духа никогда не создаст   псевдоморфозы, то есть не выкристаллизует свою суть в русской форме, а непременно полностью растворится в ней  -подчинится той форме, которую выберет русская душа.
    Нельзя  не  обратить  внимания     на   специфику  русского и германского подхода к одному и тому же термину.   Если  у В. Розанова способность к  псевдоморфозам является, несомненно, положительной  и   перспективной  чертой национального характера,  то   у  Шпенглера это характеристика неразвитости, отставания.  Это уже не способность, а,  скорее, патологическая склонность или, в лучшем случае, рок судьбы.
На  первый взгляд, обе трактовки  процесса образования псевдоморфозы имеют право на существование. Но это только на первый взгляд. Потому что, если разобраться,то   именно  розановская трактовка   адекватно отражает процесс взаимодействия культур .  Именно    в ней   оно  есть прежде всего взаимодействие содержаний.   Тогда  как  у Шпенглера    это  -  достаточно  тривиальное «взаимодействие» формы и содержания. Но взаимодействие культур не свести к механическому разливунового содержания по чуждым формам. Шпенглер, увы, достаточно формально перенес  физико-химический   процесс на  социальный уровень.  Наш Розанов   куда более тонок   и осторожен. Он не опускается до простой аналогии – он использует идею псевдоморфозы, но не формально, а с учетом специфики того уровня,  на который она возносится…
Полностью здесь
Tags: В.В. Розанов, Россия и Восток, Россия и Запад, Шпенглер, псевдоморфоза, русская идея
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments