Валерий Суриков,surikovvv (surikovvv) wrote,
Валерий Суриков,surikovvv
surikovvv

Categories:

Перед какой необходимостью поставлен президент Путин после 10 марта


  День  этот( с фактической его стороны) великолепно  описан Андреем Колесниковым в  его репортаже «Кипит наш разум обнуленный» (   https://www.kommersant.ru/doc/4283925).  В  порядке комментария  к нему   можно  добавить  следующее.
   Уже  на  стадии рассмотрения конституционных поправок  в Думе   была, оказывается, демонстративно нарушена   Статья 2  федерального закона «О порядке принятия и вступления в силу поправок к конституции Российской Федерации», принятого   6 февраля 1998 года. Эта статья устанавливает, что «одним законом Российской Федерации о поправке к Конституции Российской Федерации охватываются взаимосвязанные изменения конституционного текста»; что «закон Российской Федерации о поправке к Конституции Российской Федерации получает наименование, отражающее суть данной поправки» . Требования эти совершенно естественны,  поскольку сведение  в  одном законе  даже  двух невзаимосвязанных  изменений делает  бессмысленным его голосование , так как из принятия одой  из таких поправок( для  нормального, не   тронутого шизофренией  сознания) принятие другой отнюдь не следует -  смыслы их не связаны. В  Думе  же 10-11  марта  в одном  законе  голосовался  целый  коктейль  из 170-ти( из 171-ой  с  учетом    предложенного В. Терешковой) поправок  -  своего  рода гремучая  смесь   из  них.  И здесь  не  просто  нарушение  федерального  закона – здесь  прямое, буйное,    покушение  на  здравый  смысл. Закон о поправках следовало  бы, конечно, разделить на ряд законов  - в соответствии, например,  с той градацией,  что  была  использована  президентом    в   его  послании.
  Всё случившееся   никак нельзя   сводить  к одному  только  вольному  толкованию    федерального  закона  -  здесь  очевиден лукавый чиновничий расчет: сделать обсуждение  поправок  предельно управляемым.  Принцип  коктейля   такую  управляемость как раз и обеспечивает, так как в центр  внимания  помещается  не  смысл поправок, а  факт   корректировки конституции: мол, что  вам еще  нужно,  саму ельцинскую конституцию кроим – гуляй рванина. И  принцип этот  последовательно  выдержан: и для депутатов Думы,  и  для  Совета  Федерации,  и для всех региональных  законодателей; будет  выдержан  и для  тех, кто явится 22  апреля  на избирательные  участки.  Обсуждались  же сами  поправки  лишь в некой рабочей группе, никаким  законом  не  предусмотренной,  на Старой  площади впопыхах    сымпровизированной.
Политтехнологическое лукавство, можно сказать, стало главным  элементом  всей этой  кампании. Нельзя  было  не заметить, с какой  настойчивостью президент все  эти дни уходил от идеи  закрепить  в конституции возможность продления своего  президентства после 2024 года. Но завершилось  все  это    10  марта   вразумляющим думцев щелчком президентского  кнута(предложение  депутата Карелина о  роспуске Думы),к которому и подверстали  космически выверенную поправку  В. Терешковой. В  ее  идее «всё обнулить» несомненно   присутствовало  рациональное  зерно   - его  немедленно  извлекли и предъявили  читающей публике  некоторые   комментаторы. Связано  же оно  с   тем,  что  без такого  обнуления президент Путин   уже  сегодня  фактически превращался ( в восприятии    всего  чиновничества  России   и ее  денежных  мешков)  в  уходящего президента»(в «хромую утку»).  Ну  и пусть, казалось  бы,– ни он    здесь первый, ни он   последний. Однако. А что  если  В.В.Путин  и  в самом  деле   наконец-то в полной мере оценил,  насколько пагубна  для Российской Цивилизации  та   внутренняя  политика,  что  осуществлялась  в России  после 1991  года, и  действительно  готов возглавить переход  страны на  некий лево-консервативный   курс, типа того, о  котором  так  вдохновенно    все последнее  время говорит, например, М. Хазин (см. ролик № 1 ). Но     идея  подобного  преображения  внутренней  политики   несовместима полностью   с   восприятием  лидера, взявшегося  за   такую   идею, как уходящего. Осознание  этого и   могло стать  основным  мотивом   всей кампании,  начатой 15  января.
Допустить,  что  для самого президента это  обнуление  несет особый, ориентированный на интересы государства  смысл, не имеющий  ничего  общего  со   жлобским   намерением  во что бы  то  ни стало  остаться во власти, конечно, можно. Но   никуда    не деться  и   от   версии   альтернативной - президенту  Путину      приходится этой версией все-таки оплачивать   те   многочисленные  счета,  что  накопились за время его  президентства. И  речь здесь  идет   не только о варварской  пенсионной  реформе, но и  о надругательстве  над Академией  Наук, о разрушении  системы  образования (ЕГЭ  в школах, болонские выверты в вузах), о безответственных  экспериментах в  здравоохранении,  о свинствах той  социальной дифференциации,  что сложилась и продолжает укрепляться в  стране. Здесь сконцентрировались  оценки многих  очевидных  промахов – от разработки  никелевого месторождения на  воронежских   черноземах  до недавно  подписанного, несмотря  на  полумиллионную протестную петицию,  закона  о  вольерной  охоте. Имея   и всё это в качестве  «достижений»   своих,  можно разве     претендовать    еще на какие-то оценки грядущего обнуления, кроме бранных?.. Конечно, нет.

Но, вне  всякого  сомнения,  у  президента остается возможность показать , что  10 марта  он отнюдь  не  лукавил,  а  пошел на  своего рода  жертву  качества: согласившись с поправкой Терешковой( или  инициировав  ее), поставил  на  кон   свою  репутацию .  И  пошел на это   ради режима наименьшего неблагоприятствования со стороны  чиновничества и олигархата при  реализации  своего  нового внутриэкономического курса.
Последнее - не  более  чем  предположение, конечно. В разряд же оценок   реальных   перевести его  может  лишь  один   человек -  сам   президент Путин. Всеми событиями последнего времени  он поставлен перед этой  необходимостью:  каким-то  образом  показать серьезность своих намерений сменить  внутриполитический  курс -  убедительно продемонстрировать наличие  проекта, под осуществление  которого  ему  и потребовалась  главная – 171-ая, терешковская - поправка.
Роль  свидетельств существования  такого  проекта  вполне  могут  сыграть некоторые  меры  подготовительного  характера.  Такие, скажем, как отмена пенсионной реформы – ее бессмысленность очевидна( см. ролик № 2); инициирование федерального закона об  администрации президента и  федеральных администрациях  - без этой жесткой  узды  для  чиновничества  у нас никогда не  будет независимой законодательной  власти, а следовательно, любые   проекты  смены  курса  останутся  на  бумаге; разработка федерального  закона о  конституционном  собрании. Возможно, что   кампанию 2020 года есть  смысл рассматривать  как  первый (настроечный)  опыт корректировки  конституции. С  опорой же  на постоянно действующее  конституционное собрание  и можно, наверное,  попытаться в нескольких последовательных приближениях   постепенно довести  нынешнюю конституцию  до уровня, достойного тысячелетней Российской  Цивилизации .

Полностью здесь
Tags: 10 марта, Эдуард Биров, обнуление сроков президентства, поправка Терешковой, поправки к конституции, президент Путин, уходящий президент
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments