Валерий Суриков,surikovvv (surikovvv) wrote,
Валерий Суриков,surikovvv
surikovvv

Оливьер —
комментарий к последнему публицистическому опусу Д. Быкова.


Излагая свою концепцию, автор, конечно же,может реализовать свое право и умышленно сбить фокус— тем или иным способом затемнить изложение и заставить таким образом читателя задуматься над некоторыми особо важными из развиваемых им идей. Прием распространенный и эффективный. Увы, но в последнем публицистическом опусе Д. Быкова (как, впрочем, практически во всей его публицистике начиная с философических писем ) мы имеем с дело с чем-то похожим на такой прием лишь формально. Признаки чисто стилистической активизации читательского внимания здесь вроде бы налицо, но обстоятельно продуманной концепции явно не хватает, и очень трудно избавиться от ощущения, что перед нами всего лишь искусно приготовленный публицистический салат — оливьер. Назовем его так, чтобы не отбрасывать слишком уж зловещую тень на горячо любимую всеми праздничную закуску.

В качестве ведущей идеи опуса можно было бы признать мысль о сильнейшем интеллектуальном ускорении Америки при Буше(«могучий интеллектуальный толчок, который дал Америке этот президент», «Америка колоссально поумнела», «с нации действительно слетела шелуха самодовольства. Нация думает и пытается разобраться в себе»). Но такая идея может быть выводом, ну скажем, объемистой коллективной монографии, но никак не результатом трехнедельной турпоездки, даже если она совершена человеком с далеко неординарными способностями. Не лучше обстоит дело и со следующей идеей. «Отрицательная селекция». Это Д.Б. уже о России— о ее тайной и взбалмошной склонности к интеллектуальным и нравственным инверсиям ( лишь дураки да стервецы всплывают на этих просторах наверх —выбиваются в начальники).Здесь также одни декларации, если не считать полускрытой отсылки к философическим письмам: « принцип отрицательной селекции …всегда присущ захваченным странам, где власть - и государство - безнадежно отчуждены от населения»— в них и ищите обоснование.
Две названные идеи не оставлены без связи и по контрасту сближены: захваченная чужими Россия «на такой вызов, как путинское правление, отвечает полуобморочным сном», в то время как Америка на переизбрание Буша отвечает «интеллектуальным взрывом»— Буш для нее становится «средством саморегуляции». Сам же взрыв иллюстрируется опять-таки чисто формально: при-бушевские достижения Америки в области литературы и киноискусства лишь перечислены— положится следует, видимо, на безупречный вкус и идеальные пристрастия самого автора. Завершена эта иллюстрация этаким намеренно рассогласованным аккордом:
«Когда нации, прочной, надежной и сознающей себя, нужен интеллектуальный спурт - она выбирает (идиота, зачеркнуто самоцензурой, дурака, зачеркнуто самоцензурой, человека из интеллектуального большинства, вот так нормально)», призванным, судя по всему, через несозвучие, если не сблизить, то хотя бы сориентировать три «компонента» друг на друга. И нельзя не признать, что в результате первая часть статьи преобразуется в нечто по-своему изящное: три концепта (свободно парящих над реальностью идеи), скоррелированные диссипативным (рассеивающим) жестом… Однако и признаки чисто салатной нарезки, как кажется, здесь налицо…
Вторая часть статьи открывается сильнейшим шумовым эффектом: «грандиозная», «титаническая», «величественная», «масштабная» неумность президента Буша решительно противопоставлена «абсолютной и законченной посредственности», мелкочиновной сути(Акакий Акакиевич, шинелишка ) президента Путина. Нельзя не заметить, что Д. Быков пытается найти применение энергии, освобождающейся при этом экстравагантном сталкивании. Он вроде бы точен предельно в своей оценке главной идеи пастернаковского романа — уход в частную жизнь как одна из возможностей нравственного существования в условиях крупных социальных катаклизмов (у Д.Б. это звучит так: «человек, заботящийся о сохранении лица, о душе и совести, в самом деле должен из истории устраниться, вариантов у него нет»). Однако, из этой идеи отнюдь не следует необходимость «отказаться от любого этического момента в рассмотрении истории - в частности истории новейшей». Здесь у Д. Быкова явная потеря глубины, поскольку как раз в таких сугубо индивидуальных, по этическим соображениям совершенных уходах в частную жизнь и реализуются «этические моменты» в истории. Нравственность только по сути своей коллективна ( своего рода декларация о сосуществовании единичных),по проявлениям же, по существованию своему она всегда глубоко индивидуальна, частна — всегда заключена в ответственном частном поступке. Именно поэтому «Доктор Живаго» — это роман о нравственном в истории, именно поэтому ему и жить долго.
Отказывая истории в нравственном начале, Д. Быков и пытается зафиксировать в ней место для президента Буша:«если в самом деле рассматривать историю вне каких-либо моральных модальностей, безоценочно, с учетом масштаба и ничего более, - приходится признать, что Джордж Буш-младший действительно велик». На ложной или, по крайней мере, на весьма и весьма поверхностной основе предпринимается, таким образом, эта попытка. К тому же, оценивая последствия чьей-то деятельности нельзя забывать и о следующем обстоятельстве: являются ли последствия результатом именно этой деятельности, или они идут только следом, но не в следствие, и данная личность лишь втянута, безвольно вовлечена в какой-то процесс, начавшийся до нее, и совершенно не контролируемый ею.
У США, как у великой державы, есть сегодня две возможности для саморегуляции. Возможность внешняя, сводимая к регуляции всего остального мира - к подстраиванию его под себя. Эта возможность реализуется давно и упорно - считай, со второй мировой, и последствия такой «саморегуляции» непрерывно накапливаются. Нынешний президент, естественно, вносит свою лепту. И она в принципе может оказаться решающей, поскольку в неустойчивом состоянии разрушительным может оказаться и самое малое возмущение — самый ничтожный правитель может вызвать катастрофу, не отвечая за нее по существу, а лишь тем, что оказался в нужный момент не на своем месте(примеров в истории больше, чем достаточно). Окажется ли таковым президент Буш?…Вряд ли. Даже в том случае, если попытается осуществить свою социальную реформу. Запасы прочности у США пока велики, и нужны таланты особого рода, чтобы довести до ручки страну за четыре года..
Вторая возможность — это действительная саморегуляция — через самосдерживание и самоограничения. США подобное пока,кажется, не грозит — сейчас ( и не только в США) очень не просто найти что –либо более непопулярное, чем самоограничение … К тому же Америка слишком и давно благополучна. А чтобы задуматься о каких-то ограничениях, нужны страдания, трагические обстоятельства или, по крайней мере, лидер — политик со способностью к отвлеченному мышлению, а не движок(пусть даже мощный) без таланта. Здесь нужна не просто ситуативная адекватность (у президента Буша и с этим проблемы)) — здесь необходимо соответствовать скрытым особенностям всего мирового исторического процесса...
Попытка Д. Быкова из принципиально аморальной истории получить особую историческую роль президента Буша выглядит крайне не убедительной. Как исторический публицист он оказался здесь адекватным разве что ситуации, в которой приоткрылась одна из сторон проблемы, но, увы, не самой проблеме. Он намерен «выдать» концепцию, но получается механическая смесь, и она мгновенно начинает расслаиваться..
Вот конкретный кусок текста. Его непременно нужно заглатывать целиком — тогда, может быть, где-то в наитемнейшем уголке подсознания что-нибудь из него и осядет. Но любая даже самая рассеянная попытка анализа мгновенно обнаруживает полную автономию отдельных фраз. Да, эмоциональная возбужденность автора соединяет все это в нечто целое(кто же будет отрицать консолидируюшую роль майонеза в оливьере)… Только глотайте все это махом — не разжевывая…
« Буш для Америки благотворен… она его заслужила. Она нуждалась в могучей постклинтоновской интеллектуальной встряске - и получила ее. Ей надо хотя бы для себя (а если получится - то и для человечества) ответить на главные вопросы нового века: до какой степени приемлемо превентивное насилие? Возможно ли избежать столкновения христианской цивилизации с радикальным исламом? Могут ли демократические ценности уцелеть в экстремальные эпохи? И так далее, и на все эти вопросы сейчас даются недвусмысленные ответы, и Буш - прежде всего благодаря действительно титаническому масштабу своей личности, своей решимости, одержимости, тупости - ускоряет развитие страны, а не тормозит его».
Я не думаю, что Дмитрий Львович не замечает этих особенностей своих последних публицистических текстов. Скорей всего, он не только их видит, но и культивирует. То есть вся эта салатная стилистика отнюдь не самопроизвольна и не случайна, а имеет вполне определенный источник. Его нельзя было не заметить в философических письмах Д.Быкова, он мелькнул и в последнем опусе.

« В стране с предопределенным циклическим развитием любые разговоры о роли личности в истории неуместны»… С предопределенным циклическим развитием — в этих словах и заключена, кажется, разгадка.
Зацикленность сознания на циклы, циклобесие … Одна из простейших социальных моделей универсального применения(только теория классовый борьбы да фрейдовские штучки не уступят ей, пожалуй, по части универсальности), ставшая маниакальной идеей… Четкое понимание того, что циклы не только способны объяснить все, что угодно, но и открывают для сознания, потраченного этим соблазном, невиданные горизонты свободы…
В своих философических письмах, Д. Быков приучил свое мышление к этому наркотику — подсел на эту иглу. И, кажется, настолько, что смысловая и логическая бесцеремонность, характерная для пленников цикличности, превратилась у него во вполне автономный элемент стиля. Эта бесцеремонность и становится главным генератором сумасбродных сближений и шальных максим.

«Постисторизм кончился, сам Фукуяма согласился, что история началась опять, - и я отнюдь не убежден, что подобные вызовы лучше встречать с умным президентом. В исторической перспективе предпочтительнее для страны может оказаться глупый, законченный, совершенный в своем роде».


«Цикл надо принять как данность, если уж ничто в ближайшее время не позволяет надеяться на выход из него. Если в плохой, затрепанной, многажды игранной пьесе, очередное представление которой мы все наблюдаем, написано "Входит тиран" - значит, входит. Если вместо него входит Акакий Акакиевич - все ждут, когда войдет тиран».


«А вообще вопросы о том, кто виноват и что делать, в замкнутых циклах бессмысленны. Никто не виноват, ничего не делать, все и так уже делается. Лучше бы побыстрей».


Но, может быть, мировая политическая ситуация сегодня настолько неопределенна, что только свободные мыслеметание и позволяет хоть как-то разобраться в ней — случайно наткнуться на что-либо близкое к истине. И ничего, кроме циклоапокалиптических экзерсисов, у политических публицистов, действительно, не остается. Но нет же, нет! Внятный анализ, если забыть на время об отчаянных забегах в завтра прохановской гвардии, по-прежнему в цене, и рациональные попытки разобраться в сегодняшней ситуации предпринимаются в политической публицистике регулярно. Понимание, что именно Америка с ее опаснейшим неумением быть единственной сильной державой, является источником всех сегодняшних мировых напряжений становится все более ясным. И все четче и четче проступает мысль, что без помощи единой и сильной России мировому сообществу вкус к умной силе у Америки не развить.
Америка возникла как мультинациональное образование и осуществлена была к тому же людьми, которые были, скорей всего, максимально удалены от идеального своих наций(легко отрывались от корней, поскольку с ними идеальное прежде всего и удерживает). До определенного момента эта исходная неидеальность и обеспечивала, видимо, фантастические темпы движения вперед — что же еще способно так же сдерживать потребительский прогресс, как это делает идеальноость. Но в какой-то момент становится ясно, что возможности неидеального развития ограничены, и тогда цивилизации, затягиваемой в собственный желудок, остается одно —подверстать под себя все человечество — пусть апокалиптически, но утвердить свою правоту…


Конкретно же сошлюсь лишь на две публикации, появившиеся практически одновременно с быковской, но выгодно отличающиеся от нее прежде всего стремлением разобраться в ситуации, а не только (как у Д.Б.) высказаться о ней.
Модель, предложенная А. Чадаевым (http://www.russ.ru/culture/20050223_cron.html), не только удачно аппроксимирует набор мировых политических событий последнего времени, но и является(потому и является) хорошей основой для экстраполяций. Во всяком случае, автору удалось зафиксировать тезис, который, вне всякого сомнения, еще долго будет являться ключом к объяснению политики мировых держав в отношении России: "интересы России должны быть ограничены ее собственными границами" - и только на этих условиях она признается как легитимный политический субъект».
Рассуждения же Д.Кьезы (http://www.inosmi.ru/translation/216677.html)о неоконсервативной идеологии и евро-американских отношений обнаруживают такую глубину понимания тайных механизмов нынешних глобальных процессов, что остается только удивляться… В частности, паразительнейшему созвучию с разработками А.С. Панарина.

« Мы находимся в ситуации небывалого кризиса отношений между человеческим существом и природой. Без этого кризиса вся планета, возможно, оказалась бы поглощена американским мировосприятием, подразумевающим конец западной демократии, конец социальных противоречий и появление мира, гораздо хуже оруэлловского. Тем не менее, европейские мультинациональные корпорации пока не в состоянии следовать за американскими. Гражданское общество Европы в тысячи раз сильнее уже полностью уничтоженного американского. Там мультинациональные корпорации и суперклан могли действовать беспрепятственно. Здесь - нет. И чем глубже становятся различия, тем больше растет здесь реакция общества и государства. И потому проект переноса американской модели в Европу оказывается, в буквальном значении слова, невозможен. Мы сталкиваемся с исчерпаемостью ресурсов и крахом иллюзии об их неисчерпаемости. Это выявляет основное противоречие, на основании которого живет эта система: бесконечность желаний».

«Великая фабрика мечты, экономика, основывающаяся на стимулировании бесконечных желаний, бесполезного и импульсивного потребительства, сталкивается сегодня с действительностью, в которой средства не бесконечны. В ближайшие двадцать лет это противоречие вызовет взрыв, и это произойдет много раньше возможного приспособления Европы к существующей модели.»

«Сегодня национальные интересы Соединенных Штатов приходят в столкновение одновременно со всеми национальными интересами прочих исторических реалий. Если сегодня и можно говорить о столкновении цивилизаций, то происходит она не между Западом и Исламом, а между Соединенными Штатами и остальным миром.»

«Они думают об использовании силы по всем направлениям. На сегодняшний день Соединенные Штаты не хотят ни союзов, ни союзников, им нужны холопы и подчиненные. Имперская политика полностью ослепила их. Они поспешно решили, что колонизировали Россию при помощи Ельцина. Они решили, что этого достаточно.

После ликвидации Ельцина они согласились с приходом Путина к власти и решили, что он будет придерживаться политики своего предшественника. К несчастию это не так. Путин - человек, склонный к самым чудовищным играм власти. Но Путин - русский. Именно эта деталь выявляет страшное беспокойство неоконсов. Они не читали Фернана Броделя (Fernand Braudel), они представления не имеют о глубинных силах истории и считают, что колонизовали Россию окончательно»


Валерий Суриков
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments