Валерий Суриков,surikovvv (surikovvv) wrote,
Валерий Суриков,surikovvv
surikovvv

О рассказе Максима Осипова « Москва - Петрозаводск»

Первое впечатление - типичная чернуха в стиле Романа Сенчина, который, нельзя этого не признать, активно осваивает литературное мастерство, потому стилистически постоянно прогрессирует и становится все более и более популярным . Это по впечатлениям от двух его последних рассказов, включая новомировский. Но у Романа Сенчина зависимость от материала, от фактуры, которую он созерцает, фактически все еще наркотическая. Едва он делает какой-нибудь даже легкий шажок в сторону относительно рационального дневного оформления своих чисто визионерских ( ночных) переживаний, как у него, видимо, случается что-то вроде ломки, и он снова обречен на жизнь без рациональных посредников - снова подключает свою «клаву» напрямую к подсознанию, а то и к железам внутренней секреции…
Однако у рассказа (http://magazines.russ.ru/znamia/2010/5/os8.html)
М. Осипова была рекомендация Александра Иличевского, что и явилось основанием, достаточным чтобы не бросить рассказ на полдороги. И я об этом не жалею - спасибо, Александр Викторович.
У меня сложилось впечатление , что дистанция между Осиповым и Сенчиным огромна - у первого я вижу явную склонность ( и способность!) к контролю своих визионерских переживаний. Поэтому у него есть принципиальная возможность и в условиях явно недневного, и к тому же модного - господствующего - миросозерцания выходить , если не на оптимистические и жизнеутверждающие модели реальности, то хотя бы на те, что оставляют надежду. Это далеко не каждому удается. Большинство критически настроенных беллетристов вязнут в своем визионерском - превращаются в бесправных денщиков при своем бессознательном. Тому же , кому удается взять под контроль свое визионерское, - те раздвигают горизонты. Классический пример - Достоевский .
Достаточно часто, особенно в такие сумеречные времена, как последние 20 российских лет , случается и более страшное: опрокидывание в свое бессознательное , в свои визионерские переживания и вполне дневных , со значительным созидательным потенциалом художников. Никита Михалков - хрестоматийный, можно сказать, пример художника, затянутого в визионерскую трясину… Противостоял, противостоял, да так и не устоял…
Визионерское переживание - это из арсеналов К. Юнга. И чтобы прояснить смысл этого переживания ( без погружения в собственно юнговские построения), сошлюсь на собственное приложение ( ему лет 15 ) представления о визионерских переживаниях к творениям Владимира Сорокина.
«У В.Сорокина как художника мы наблюдаем то, о чем рассуждает К.Юнг: оформление жизненных впечатлений в визионерское переживание. Зов подсознательного здесь очевиден, мощен, выпукл. Исключительность же в том, что призма сознания, призванная переоформить это переживание, истончена у В. Сорокина настолько, что эффект преобразования( осветления) визионерского переживания почти отсутствует — текст превращается в стенограмму урчаний и нашептываний подсознания. Это чистый, незамутненный сознанием (упорядочиванием) хаос, напрямую из подсознания стекающий в текст — в предварительно подготовленные для него резервуары...
Собственно, все садистское у Сорокина это и есть материализованное в словах подсознательное. Может даже сложиться впечатление, что созерцание ужасов доставляет В.Сорокину неизъяснимое наслаждение, что это — его страсть... Возможно, что с о р о к и н с к а я , прямая, без посредников, связь подсознание — текст является своего рода дефектом (нарушено равновесие сознание— бессознательное). Но , возможно, это результат очень упорной тренировки, позволяющей рационально отключать сознание. Но так или иначе, это — один из вариантов защиты….
В принципе (уровень литературного дарования это позволяет) такой характер визионерского переживания открывает для В.Сорокина исключительные перспективы: из-под его пера могла бы появиться какая-нибудь впечатляющая вариация на тему: смотрите, кто е щ е пришел. Но для написания текста-предостережения о садистском в человеке, кроме интереса к теме, кроме такого типа визионерского переживания, необходима о г р а н и ч е н н о с т ь этого интереса (или сознательное оформление этого переживания). А вот этой отстраненности у В.Сорокина и не чувствуется. Его визионерские переживания, действительно, становятся для него страстью. Он не владеет ими — он избавляется от них — сцеживает напрямую в свои тексты. Пытается от них защититься, спастись, но, по существу, не избавляется, а лишь тренирует свой интерес...»

Р. Сенчин идет, по-моему этим же путем. Во всяком случае , пока. И опасность здесь не сам путь, а то, что литературное мастерство Р.Сенчина растет, и он вполне может попасть под соблазн иллюзии: потому и растет, что иду эти путем…
Если судить только по первой части рассказа М. Осипова о путешествии из Москвы в Петрозаводск, то вполне оправданным мог быть и такой вывод: вот еще один талантливый беллетрист, причем с рукой значительно более крепкой, чем у Р. Сенчина, идет, кажется, тем же путем… Но это - только кажется. Потому что финал рассказа одаривает поразительным эффектом: перед нами другой главный герой - совершенно не тот, что с собирается ехать и едет в Петрозаводск. Понимаете - психологически не тот. Автору удалось всю чернуху происходящего в поезде и позже каким-то непостижимым образом - штрихами, пассами - перевести в … качественные изменения героя.
Блестящая, виртуозная работа с собственными визионерскими переживаниями…
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments